Силуэты

Виктор Стариков| опубликовано в номере №1240, январь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мамин-Сибиряк

Почти сто лет назад, точнее, в октябре 1881 года, на страницах газеты «Русские ведомости», популярной среди либеральной интеллигенции, появились большие путевые очерки «От Урала до Москвы», подписанные одной литерой «Ъ». Они принадлежали перу никому неведомого автора из далекого по тогдашним понятиям уральского уездного города Екатеринбурга. Редакцию газеты, довольно щепетильную в выборе сотрудников, привлекла несомненная литературная одаренность автора, его широкий демократизм, понимание народных нужд, остроотрицательное отношение ко всей хищнической практике ведения горнозаводского дела крупнейшими магнатами Урала.

В следующем году сразу три журнала демократического направления – «Дело», «Вестник Европы» и «Устои» – опубликовали рассказы того же автора: «В камнях», «На рубеже Азии», «В худых душах». Появилась и подпись автора – Д. Сибиряк. Рассказы были замечены и положительно оценены критикой.

В январе 1883 года в журнале «Дело» началось печатание романа «Приваловские миллионы». В том же году журнал «Отечественные записки», возглавляемый М. Е. Салтыковым-Щедриным, опубликовал большой рассказ «Золотуха», вслед за ним очерки о весеннем сплаве на реке Чусовой «Бойцы», а новый 1884 год открыл романом «Горное гнездо».

Так стремительно начал свой литературный путь один из крупнейших писателей второй половины XIX века Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк. В ту пору ему только-только исполнилось тридцать лет. С того времени его произведения регулярно появлялись на страницах лучших прогрессивных изданий, имя его стало известным в России.

Почти тридцать лет продолжалась активная жизнь Мамина в литературе. Она была поразительна. В литературном наследстве Мамина-Сибиряка пятнадцать романов, множество повестей, сотни рассказов, очерков, публицистических выступлений.

Однако этот каскад успехов был приобретен горькой ценой.

Начало писательской деятельности Мамина-Сибиряка совпало с годами самой мрачной реакции. Александр Ш, вступив на престол в 1881 году, вдохновляемый обер-прокурором синода Победоносцевым, начал свое царствование с казни народовольцев.

Столетие – срок достаточный для проверки истинной ценности литературного наследия, оставленного потомкам. Имя Мамина-Сибиряка не затерялось среди других, не кануло в забвение, оно заняло почетное место в одном ряду с выдающимися художниками слова XIX века. Более того: интерес к его творчеству все возрастает. Его романы «Приваловские миллионы», «Горное гнездо», «Три конца», «Хлеб», «Охонины брови» и другие – произведения, написанные пером большого художника по горячим следам современности, проникнутые любовью к народу. Они позволяют нам глубже заглянуть в прошлое, понять, как складывалась жизнь народных

масс в далеком преддверии великой пролетарской революции. А заглянуть в прошлое – означает глубже и полнее понять современность.

...Висимо-Шайтанск, возникший еще в 1741 году, стоял в сорока верстах от Нижнего Тагила, на самом водоразделе Европы и Азии. Поселок мало чем отличался от других многочисленных демидовских владений. В центре – церковь, площадь, на которую выходило низкое, с греческим фронтоном, с колоннами аракчеевского ренессанса, здание конторы, «провиантский» магазин, «питейный дом», сторожевая будка. Сюда сбегались четыре горные речки, образуя обширный пруд для заводских нужд. Ниже плотины заводские фабричные корпуса. А кругом по угорьям лепились рубленые дома рабочего люда. Население жило смешанное: местные, из раскольников-староверов, беглые и вывезенные Демидовым крепостные крестьяне из Тульской и Черниговской губерний. К тому времени, когда Мамины поселились в Висиме, там насчитывалось двести тридцать шесть дворов с населением в две тысячи человек.

В этом поселке 25 октября 1852 года и родился Дмитрий Наркисович Мамин.. Одиннадцать лет спустя родился брат Владимир, вскоре после него сестра Елизавета.

Прожили здесь Мамины двадцать пять лет. Семья находилась в тех же условиях, что и остальные жители. Священнику Наркису Матвеевичу полагалось от заводовладельца жалованье – одиннадцать рублей девяносто копеек в месяц. Это равнялось среднему заработку висимского рабочего.

Дмитрий Наркисович отмечал, что его детство, прошедшее в самой глуши Уральских гор, захватило последние годы сурового крепостного режима, окрашенного особенной заводской жестокостью.

Отец писателя, окончивший Пермскую духовную семинарию, выделялся среди других священнослужителей широтой интересов, знал и любил русскую литературу. В книжном шкафу, «самой замечательной вещи» в доме, стояли книги русских писателей: Гоголя, Карамзина, Загоскина, Некрасова, Марлинского, Кольцова, Жуковского, Пушкина, Крылова, Гончарова... Среди них – переплетенный томик романа Н. Г. Чернышевского «Что делать?», значившийся в ту пору в числе запрещенной политической литературы. В этой глуши отец и мать, Анна Семеновна, читали журналы «Современник», «Дело». Любовь к литературе родители привили и детям.

Наркис Матвеевич, тяжело переживая рабское положение народа, с пониманием относился к его нуждам, думал о просвещении. Он организовал для мальчиков и девочек школу – в ней учились и его сыновья, – в которой был единственным преподавателем. Анна Семеновна проводила с девочками занятия по рукоделию.

В бумагах писателя сохранилось несколько проповедей отца. Одна из них касалась значения для народа отмены крепостного права. Строгое духовное начальство, наблюдавшее за висимским священником, вычеркнуло из нее следующее смело обобщенное место: «...теперь уже никто не будетработать под палкой, теперь уже не будут отнимать для барщины дорогое для крестьян летнее время; не будут поневоле гонять народ на дальние работы, не будут отнимать детей от отца и матери в барскую дворню; не будут продавать людей, как скот; не будут обходиться с людьми, как со скотиной, а будут смотреть на всякого человека, как на человека, будь он хоть крестьянином».

«Как священник, отец, конечно, знал свой приход, как пять пальцев, – писал Мамин, – особенно горе и бедность своей паствы. И мне глубоко запали в душу слова, которыми отвечал обыкновенно отец, если я приставал к нему с требованием что-нибудь купить:

– Ты сыт, одет, сидишь в тепле, а остальное – прихоти.

Кажется, что проще этих слов и кто их не знает, ноони навсегда остались в моей голове, как своего рода маленькая программа для личных потребностей... Ведь это громадное богатство – не завидовать и не желать того, что является излишеством и бессмысленной роскошью». Отец и мать сознавали всю ограниченность деятельности священнослужителя, мечтали дать детям образование, вырастить из них полезных обществу людей.

Но обучение в гимназии двоих детей стоило сорок восемь рублей. Такого расхода родители позволить себе не могли. Зато дети священников имели право на бесплатное обучение в духовном училище. Так Николай (старший брат) и Дмитрий оказались учениками духовного училища в Екатеринбурге. Начались долгие и трудные годы жизни будущего писателя.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены