Счет в нашу пользу

Валерий Гуринович| опубликовано в номере №1481, февраль 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Зачем промышленности кооперация

— Скажи Мищенко — хватит... Расторгаем договор. Они там, в НИИ, пять лет с приводом мудрят. А толку?

— Но, Юрий Сергеевич, кое-что есть...

— За кое-что мы и заплатили «кое-что». А платить за перелицовку не будем. Новые разработки нужны. С чем мы на рынок выйдем через три года? Ты главный конструктор, с тебя правление и спросит.

— Разработка в миллион обойдется, не меньше...

Виктор, дорогой, мы и полтора, и два заплатим. Было бы за что! Они же старые узлы компонуют за такие деньги: мол, кооператоры не обеднеют... А мы считать должны, считать...

— Юрий Сергеевич, «платежки» подпишите. И вот — чеки. Вас до понедельника не будет?

— До понедельника, Алла Дмитриевна. — Директор вновь обернулся к Дорофееву. — Ты главбуха поспрашивай, стоит ли за «спасибо» деньги платить?

Нарышкина улыбнулась понимающе:

— Я за бесплатную вежливость...Королев улетал в Поти. Тамошний завод электромашинных усилителей обанкротился. Одиннадцать миллионов долга! Это при том, что сам стоил всего семь миллионов рублей. Завод изготавливал двигатели, в том числе и для электроприводов. И вот теперь ликвидировался.

Для московского кооперативного предприятия по выпуску низковольтной аппаратуры, где как раз и делали эти приводы, такой оборот сулил нешуточные осложнения. Искать нового поставщика? Необходимо время. Да и найдешь ли в забитом «под завязку» госпроизводстве щель, чтобы влезть со своим внеплановым заказом? Даже с оплатой по договору. А найдешь, где гарантии, что не начнутся новые мытарства — недопоставки, неритмичность, брак...

А что, если откупить завод, сделать его своим филиалом?

Королев вспомнил, с какой дотошностью на правлении обсуждали каждую цифру, каждый вложенный рубль. Как быстрее и качественнее реорганизовать производство? По-прежнему транспортировать двигатели в Москву или же наладить сборку электроприводов в Поти? Сколько и на какой срок командировать туда специалистов, чтобы не инструкцией, не бумагой — делом! — поднять завод на ноги. Все обсудив, обсчитав, убедились: через полгода завод будет давать прибыль.

Вчера еще в Минэлектротехпроме СССР такой выход сочли бы за блажь, химеру, маниловщину. Отдать свой завод кооператорам?! Но сегодня в министерстве, все здраво взвесив, сказали: а почему бы и нет... Ведь полгода назад и завод низковольтной аппаратуры был в отраслевой системе. Словом, дали добро. И плюс — три с половиной миллиона (под «божеский» один процент) для погашения срочной задолженности потийцев.

«Люди там работящие, — думал Королев. — И директор, Владимир Иванович Хохобая, мужик деловой, знающий производство. А цеха запущены, бытовок нет, руки сполоснуть — и то негде. И дисциплина... Как фруктовый сезон — так прогулы. Почему? «Мой завод, мой цех» — слова и только, если за ними — грязь в цехе, «дедовские» станки, туалет на улице и получка вместо заработка... В прессе спорят: что важней для перестройки — интересы или идеалы, «кавалеристы» или прагматики, аренда или кооператив? А важно — все, что помогает из болота выбраться, очнуться от многолетней дремоты. Не противопоставлять, а соединять — не это ли насущно?..»

И еще ему подумалось: а ведь несколько месяцев назад и мы стояли перед выбором...

Московский завод низковольтной аппаратуры в электротехнической промышленности страны занимал особое место. Здесь еще сорок с лишним лет назад был собран первый отечественный строчной телевизор, да и позже продукция его пользовалась повышенным вниманием и спросом. Электроприводы для металлорежущих станков выпускали только москвичи, и даже намека на какую-либо конкуренцию не было. Брали все. И требовали, просили — еще!

Завод выполнял план, а чаще всего набрасывал «сверх» процент-другой, шли премии, вручались грамоты и знамена. Но нынче, оборачиваясь в те дни, заводчане усмехаются: «на пузе» вытягивали... «Черные» субботы, штурмовщина в конце квартала и ничегонеделание в первых декадах были привычны, как те же премии.

Словом, завод как завод — сотни таких в Москве, тысячи по стране. За них в министерских кабинетах спокойны: стабильный «верняк». В должниках не ходили, средний заработок — 216 рублей, у высококвалифицированных рабочих — и под четыреста.

— Все началось с аттестации, — вспоминает секретарь парткома Лидия Ивановна Кирьянова. — А примерно за год до этого новый директор пришел. Юрий Сергеевич Королев. Он до нас руководил опытным заводом «ВНИИ электропривода». Грамотный, спокойный, без крика... Но мы поняли: покой нам теперь будет только сниться. И, знаете, обрадовались...

Ту, позапрошлогоднюю аттестацию, на заводе хорошо помнят. Она закрутила всех — рабочих, мастеров, инженеров. Так совпало: надоело «на пузе» вытягивать, а тут воздухом свежим потянуло — слово «хозрасчет» на занятиях по экономике да и в бытовках, курилках, где не прекращались споры и обсуждения нового метода хозяйствования, обретало вполне конкретные, зримые очертания.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Смелость по инструкции

Комсомольский секретарь Мценского уезда

Бесплатных пирожных не бывает!

Повесть. Продолжение. Начало в №2