Самые строгие судьи

  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы победили. Удрученные хозяева, поздравив нас с победой, побрели в раздевалку. А расстроенные болельщики не спешили покидать свои места, тем самым отдавая дань уважения команде, оказавшейся сегодня на поле сильнее...

К числу наших самых строгих судей я отношу и журналистов, пишущих о футболе.

За время знакомства со многими из них я убедился, что профессия эта совсем не проста, как почему-то кажется некоторым, и чрезвычайно необходима. Каждый отчет, каждое обозрение, комментарий, интервью — повод для размышлений, выводов, раздумий. Случается, правда, что не совсем прочитанным соглашаешься. Кое-что кажется спорным, моментами даже предвзятым. Но и в таких публикациях все равно находишь для себя что-то очень нужное, мимо чего до этого мог бы пройти.

В Испании среди громадного количества всевозможных публикаций местных газет мне особенно запомнилось интервью такого экспансивного во время матчей и, как правило, невозмутимо-спокойного по их окончании тренера итальянской сборной Энцо Беарзота. Отвечая на вопросы журналистов, уже будучи тренером команды-чемпиона, он заявил, что, хотя и считает недавнюю критику в свой адрес в печати поспешной и малообоснованной, тем не менее, убежден: именно она создавала обстановку, рождавшую в нем постоянное стремление к поиску.

Взаимоотношения людей футбола и тех, кто пишет о нем, непросты. Помнится, один из наших уважаемых футбольных обозревателей как-то публично упрекнул динамовца Валерия Газзаева в стремлении картинным падением в штрафной соперника выпросить у арбитра одиннадцатиметровый. О чем и написал в отчете о матче. А после игры выяснилось, что в том моменте нападающий, сбитый защитником, получил серьезную травму, после чего надолго выбыл из строя.

Не спорю, с трибуны могло показаться, что форвард лишь изображает падение, — такое случается. Но ведь поинтересоваться потом, как все было на самом деле, проверить свои впечатления, которыми журналист явно поспешил, затем поделиться с читателями, видимо, стоило.

Специалист, наверное, тем и должен отличаться от болельщика, что обязан знать намного больше. А потому к оценке игры каждого футболиста, команды в целом, ее результатов должен подходить без ненужных эмоций, руководствуясь только фактами. Поверьте, это вовсе не призыв к возможному оправданию на страницах тех или иных наших неудач. Просто четкая, грамотная информация не только помогает читателю быть в курсе футбольных дел и событий, но и мешает рождению всевозможных сплетен и небылиц.

К примеру, в отсутствие своего лидера популярный клуб терпит неожиданное поражение. Естественно, болельщик тут же начинает интересоваться, почему того не было в составе. И сразу же находятся «знатоки», которые непременно удовлетворят любопытство, сообщив, что футболист не играл потому, что в пух и прах разругался с тренерами, подав заявление о переходе в другую команду. Или еще хлестче — вчера (они, мол, сами видели) гулял с дружками в «Арагви». На самом же деле этот игрок просто заболел, а потому на поле и не вышел.

Вот об этом непременно и должны сообщать журналисты и комментаторы. И чем скорее, тем лучше. Иначе с помощью горе-знатоков рождается очередная сплетня, которая порой оказывается далеко не безобидной.

Ну, скажите, кому приятно слышать о себе всякие небылицы? Помню, года три-четыре назад кто-то распустил слух, что «вслед за своим другом Хидиятуллиным собирается перейти в ЦСКА Дасаев». Я просто не мог подходить дома к телефону. И лишь после того, как попросил знакомого журналиста под каким-нибудь предлогом сообщить в газете, что это, мягко говоря, неудачная шутка, болельщики успокоились.

Можно не всегда соглашаться с некоторыми замечаниями, выводами журналистов. Но чем чаще я встречаюсь с материалами по-настоящему знающих футбол, преданных ему людей, тем яснее ощущаю, насколько велика их любовь к своей профессии, как огромна преданность нашей игре.

...Мы на скорости проскакиваем сквозь приветливо распахнутые ворота Лужников. Еще метров шестьсот — семьсот по набережной, и, наконец, притормаживаем у служебного подъезда стадиона. Вокруг автобуса тут же смыкается кольцо болельщиков, которые, словно давние знакомые, приветливо улыбаются, машут руками, что-то кричат.

Вежливо отказываемся от протянутых ручек с блокнотами. Давать автографы перед игрой не принято — традиция. И спешим в раздевалку, откуда за пятнадцать минут до начала матча выйдем на разминку, окунемся в такой привычный и волнующий гул стадиона.

Чуть позже вместе с соперниками выстроимся в центре поля, повернемся лицом к трибунам, поприветствуем их.

А затем прозвучит свисток и начнется игра!

Продолжение следует

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Молодой коммунист. Что сделано

Навстречу XXVII съезду КПСС

Провожая в армию

Девять парней одного призыва. Начало

Покушение на планету людей

Мир капитала: военное безумие