Ручьи весенние

Ефим Пермитин| опубликовано в номере №668, март 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Глава из романа

Мелкий, надоедливый дождь, застилавший горизонт, перешел в ливень. Земля, не поспевая впитывать влагу, раскисла. Сев пришлось прекратить: не крутились диски сеялок, остановились завязшие в грязи бензовозы и ремонтные летучки.

Многие трактористы и прицепщики, спасаясь от непогоды, уехали в деревни или отсиживались в полевых станах. И только комсомольская бригада не ушла с поля, продолжала пахоту.

Агроном Вера Стругова готовила очередной номер «Новостей бригады». На дворе от холода немели руки, дождь насквозь пробивал брезентовые плащи, поэтому ей хотелось сделать этот номер стенной газеты особенно «горячим». Она вывела крупным шрифтом:

«Не взирая ни на какую погоду, не ослаблять темпов, не снижать качества работы.

Девушки! Сейчас каждая смена, отработанная на тракторе и, особенно на прицепе, стоит трех смен, отработанных в обычную погоду.

Помните, что нынешняя весна войдет в историю нашей страны как «героическая целинно - молодежная весна» - решительный, смелый бросок к коммунизму. Как бы ни было трудно, не сдавать позиций, не удлинять сроков сева! Каждый день, выигранный теперь в битве со стихией, - это тысячи добавочных центнеров зерна. К этому призывает нас партия».

Бригадная поэтесса трактористка Маруся Ровных написала стихи о самоотверженном труде девушек - механизаторов, а новая трактористка, скромная, тихая Поля Цедейко - заметку о подвиге прицепщицы Груни Ворониной.

За оконцем полевой кухни колыхалась сплошная серая стена ливня. Но сквозь его шум с залежной гривы доносился победный рокот моторов.

- Не успею! Ой, не успею! - сокрушалась бригадная повариха Катя Половникова, хлопоча у печки.

Накинув на плечи фуфайку, она выбежала за дровами. Пока набирала охапку, так вымокла и озябла, что, вернувшись на кухню, с трудом открыла коробку спичек: окоченевшие пальцы не слушались.

«А каково теперь девушкам!» - подумала Катя.

В окно хлестали мутные потоки ливня. На крыше грохотал сорванный лист железа. Штормовой ветер трепал, как утлое суденышко, маленькую полевую кухоньку с жалкой прожженной трубенкой, с камельком и вмазанным в него котлом.

- А ведь так нипочем не разжечь! - с досады заговорила сама с собой бригадная повариха. - Опять, видно, придется разрубить старый ящик, хоть это и строго - настрого запрещено бригадиром...

Но зато, когда пламя загудело, заиграло в трубе и от печки повеяло теплом, продрогшая Катя счастливо улыбнулась.

Вскоре от котла потянуло вкусным запахом пшенного кулеша, приправленного луком и салом.

«Накормлю девчат досыта!» - с радостью думала повариха.

Трудно варить обед в такую погоду: сырые дрова шипят, плюются. Но еще труднее доставить пищу трактористкам и прицепщицам, работающим за, два километра от кухни. Однако Катя Половникова и в эти ненастные дни аккуратно доставляла обеды в поле на старой лошаденке, запряженной в дрожки.

В пути ей не раз приходилось всплакнуть, но никто этого не видел, а сама Катя никому не жаловалась на трудности. Если иной раз и выдавали ее покрасневшие глаза, то у кого они не слезились на таком ветру?... Зато как бывала счастлива Катя, когда промокшие до нитки девушки хвалили ее кулеш!

- Я бы тебе Золотую Звезду героя повесила, - сказала ей маленькая прицепщица Груня Воронина. - От твоего кулеша просто душа оттаивает!

Катя посмотрела на пашню, на залежь с полегшими кустиками бурьяна, потом на трактористок, обедающих в кабине трактора, и, чуть улыбнувшись, возразила:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены