Ручьи весенние

Ефим Пермитин| опубликовано в номере №668, март 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Груне помогли сойти с плуга. Превозмогая слабость, она тихо спросила учетчицу:

- Ну как?

- Иди, иди скорей, я тебя подвезу, - приказала Дуня.

- Как норма, я спрашиваю? - все так же тихо, но настойчиво повторила Груня.

- Выполнили!

Дуня взяла прицепщицу под руку и подвела к дрожкам: девушка просто засыпала на ходу. Дрожки куда - то поплыли. Груня только крепко держалась за грядушки, чтобы не свалиться.

Когда приехали на бригадный полевой стан, девушки помогли Груне спуститься с дрожек и ввели ее в помещение. Здесь было жарко, как в бане, а Груню бил озноб. Но глаза ее сияли от счастья. Подруги быстро раздели Груню. Катя Половникова принесла дымящуюся миску кулеша. Но Груня отказалась от пищи и, цепляясь обессилевшими руками, полезла на печь, которую в шутку называли «Крым».

Девушки решили подсадить ее, но Груня покачала головой и, сонно улыбнувшись, чуть слышно сказала:

- Я сама, сама, девушки, поеду в «Крым».

- Ужинать будешь? - спросила Катя.

- Нет. Дайте что - нибудь под голову. Девушки подали подушку, и Груня Воронина сразу точно провалилась в бездну.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены