Прощание с детством

Генрих Митин| опубликовано в номере №914, июнь 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Андрей Битов выступил с повестью «Такое долгое детство» (изд-во «Советский писатель». М.-Л. 1965), герой которой, Кирилл Капустин, решительно осудил инфантильность свою и своих товарищей-студентов и не менее решительно произнес «Да!» трудовым будням взрослого мира. То есть обычная история: переходный возраст, повзросление. Все нормально, казалось бы.

Но критика зарычала, и шерсть на ней встала дыбом.

Что же не понравилось «взрослым» критикам в «молодежной» повести? Перечислим:

1. Трудовые будни изображены слишком буднично.

2. Герой не стремится «переделать» жизнь.

3. Герой взрослеет «в одиночку», недостает «массовости».

4. Вообще неясно, в чем замечается «повзросление» героя и чем он лучше других...

И вывод.

Конечно, бывают и такие Капустины Кириллы, но повесть с очевидностью доказывает: не у одного Кирилла затянулось детство, у незадачливого автора повести тоже не очень-то заметно повзросление.

Вот те на! Раскритиковали героя в пух и прах, а потом выяснилось, что плох не герой (увы, такие встречаются в жизни), а сам автор. При этом критик - я имею в виду статью Н. Кладо «Детство, действительно, затянулось!» - не пожелал учесть того хотя бы, что «новая» книга написана А. Битовым до «Большого шара», только напечатана позже...

Итак, Андрей Битов еще четыре года тому назад написал повесть не о герое, но об обыкновенном парне, который раньше других своих товарищей уходит из затянувшегося для всех детства. И уходит на самую заурядную северную шахту с давно сложившимся коллективом рабочих и твердым ритмом работы.

О таких шахтах не пишут по той простой причине, что никаких газет не хватит, если писать о столь заурядных шахтах.

И Кирилл уходит на эту шахту не потому, что он так решил, и не потому, что он выбрал эту шахту.

В конце концов очень редко встречаются такие молодые ребята, которые умнее умных, и потому не жизнь их перестраивает, а они сразу же берутся перестраивать жизнь. А Кирилл Капустин еще и института не окончил. Он не глупее других, но и не умнее. Просто у него другой характер.

В этом его беда - и преимущество.

Парень с таким характером может очень просто вылететь из института «ни за что», но именно он может раньше других понять кое-какие важные вещи.

Все студенты едут на практику, а для него, Кирилла, это уже работа, потому что его действительно отчислили из института. Посредством приказа, который «уже висит». По приказу Кирилл уже не член студенческого коллектива, но на него успели выписать билет: лучший друг Мишка особо напирает на это обстоятельство - словом, Кирилл может ехать с ними, если хочет. А он не может не хотеть: приказ приказом, но по сути он еще студент.

Характер у него такой, что каждому действию предшествует тяжелое размышление: «Кирилл уже один стоял на платформе, расставив ноги, и раскачивался с носка на пятку как бы в глубокой задумчивости»; раскачивался, пока не решился и прыгнул в вагон.

Точно так же раскачивается он «с носка на пятку» на протяжении всей повести, каждый раз, когда надо принять какое-то решение.

Таков характер.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены