Преступление века

Дмитрий Мещанинов| опубликовано в номере №1325, август 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

...Сразу после бомбардировок в США начали формироваться специальные группы (в их состав входили физики, техники, врачи, офицеры контрразведки), которые должны были изучить последствия взрывов на месте и составить подробнейший отчет. Поверженные японские города становились испытательным полигоном для создания новых видов атомного оружия.

В начале сентября 1945 года группы прибыли в Японию. То, что увидели собственными глазами американские специалисты, поразило даже их, видавших виды людей.

«Мне бы хотелось знать меньше о разрушениях, чем я знаю. Атомная бомба не просто оружие. Это что-то намного более страшное, и против этого нет никакой защиты. Люди Хиросимы и Нагасаки, которым удалось избежать смерти от взрывной волны или от ожогов, умирали от последствий радиоактивного излучения», – говорил физик Моррисон, выступая перед особым комитетом американского конгресса.

Эти слова стали известны намного позже, а тогда, 12 сентября 1945 года, заместитель начальника «Манхэттенского проекта» генерал Фэрелл на пресс-конференции для иностранных журналистов в Токио цинично заявил: «Все, кому выпало умереть, умерли. И никто не страдает теперь от последствий взрывов в Хиросиме и Нагасаки». Еще через два дня американские оккупационные власти наложили категорический запрет на любую информацию, так или иначе касающуюся испепеленных городов и их жителей.

Был конфискован, к примеру, фильм, отснятый японской киносъемочной группой во главе с известным режиссером Акира Ивасаки вскоре после атомных бомбардировок. И все же Ивасаки и его коллеги, рискуя жизнью, сумели отпечатать копию, показанную много лет спустя.

Во всех клиниках, где находились больные, бежавшие из Хиросимы и Нагасаки, появились американские специальные подразделения. Они конфисковывали истории болезней и даже анатомически препарированные трупы. Мертвые и еще живые должны были молчать. Для всего мира атомная бомба должна была быть всего лишь невероятно большой бомбой. И не более того.

«Хибакуся» – люди, пережившие атомные бомбардировки, перестрадавшие и так слишком много, – стали кастой отверженных. «Хибакуся» стали запретной темой даже в литературе и искусстве. (Всякий дерзнувший коснуться ее, подвергался репрессиям оккупационных властей.) Никто не имел права публично призывать помочь им. Между тем действенная помощь была им необходима. Подорванное здоровье не позволяло иметь постоянную работу, а все их имущество и сбережения погибли. Они потеряли близких и остались наедине со своим горем. «Хибакуся» даже запрещалось открыто говорить о физических муках. Им разрешалось одно – тихо и мучительно умирать в нищете и одиночестве.

Шесть лет спустя после атомного взрыва в Нагасаки, в возрасте сорока трех лет, скончался Такаси Натай, чьи воспоминания приводились выше. Умирали и другие люди, тысячи людей. Ну, а те, кто продолжал жить, страдали тяжелейшими заболеваниями, называемыми сегодня «остаточными симптомами взрыва атомной бомбы». Многие, не выдержав мучений, сходили с ума или кончали жизнь самоубийством.

Только в 1951 году, когда с подписанием Сан-Францисского договора формально прекратился оккупационный режим, японцы начали узнавать о трагедии своих соотечественников. Тогда же стал известен и еще один аспект проблемы «хибакуся».

Оказалось, что их страх за собственную жизнь – ничто по сравнению со страхом за своих детей, родившихся уже после атомной бомбардировки. Очень часто дети «хибакуся» рождались (если вообще рождались) с умственной или физической недоразвитостью, врожденными уродствами, психическими отклонениями. Очень часто вполне, казалось бы, здоровые дети неожиданно погибали от лейкемии и других тяжелых недугов.

...Такамитсу Ямашита родился в Нагасаки 12 сентября 1946 года. Родители никогда не находили у сына никаких болезней, он рос здоровым и крепким. В тот день, 25 апреля 1963 года, он рано вернулся из школы домой. Такамитсу мучила головная боль, он испытывал сильное головокружение. Его срочно отправили в ближайший госпиталь, где после обследования врачи вынесли страшный приговор: лейкемия – проживет самое большее две недели. Действительно, болезнь быстро прогрессировала. Началось кровотечение из десен, затем стали кровоточить капиллярные сосуды кожи и внутренних органов. Ему парализовало щеку, рот, часть языка. Он не мог больше есть, с трудом бормотал слова. Только питание, которое вводилось внутривенными инъекциями, и забота родителей, дежуривших у постели сына круглосуточно, смогли продлить жизнь Такамитсу Ямашита еще на два месяца. Он каждый день терял в весе. Его с трудом можно было узнать: взгляд, устремленный в пространство, выпирающие скулы, провалившиеся глаза. Он как будто понимал, что происходит, и незадолго до смерти дал понять, что никого не хочет видеть. Через три дня Такамитсу умер...

Проблема «хибакуся» постепенно переросла в серьезнейшую Социальную проблему. Многие сторонились их как прокаженных. «Хибакуся» второго поколения стараются скрыть свою даже косвенную причастность к событиям многолетней давности. Они уезжают из родных мест туда, где никто не знает их прошлого. Но прошлое напоминает о себе вечным страхом – никто не может гарантировать, что цепкие щупальца радиоактивной смерти не дотянутся до их детей, «хибакуся» третьего поколения.

Прогрессивные силы Японии за долгие годы борьбы добились от правительства предоставления некоторой материальной помощи жертвам атомных бомбардировок. Но суммы, которые отпускаются на бесплатное лечение «хибакуся», выглядят жалкой подачкой на фоне миллиардных расходов на милитаризацию страны.

Уже сейчас японские «силы самообороны», существующие вопреки конституции являют собой одну из самых мощных армий мира. Но в планах местных «ястребов» – их модернизация, оснащение новейшим оружием. Военное ведомство получает в этом году рекордную сумму в 2,6 триллиона иен. Не случайно новый бюджет сравнивают с барометром, который показывает «ясно» в отношении курса на милитаризацию, предсказывает пасмурные дни для самых широких слоев населения.

Парадоксально, но факт: Япония, пострадавшая от американских атомных бомб, прикрывается сегодня «ядерным зонтиком» опять же американского производства. На ее территории «прижились» военно-морские базы США – одна из них, кстати, находится рядом с Нагасаки. В ее порты частенько наведываются американские боевые корабли и подводные лодки с ядерным оружием на борту.

Народ Японии – против. Все больше японцев вступают в ряды борцов против милитаризации страны. Они требуют от правительства соблюдать «три неядерных принципа» – не ввозить, не иметь и не производить ядерное оружие. Они требуют оказать действенную помощь 370 тысячам «хибакуся», для которых атомная трагедия продолжается и сегодня.

Миллионы жителей Японских островов участвуют в традиционных маршах мира. Вместе с посланцами многих зарубежных стран они проходят сотни километров по дорогам Японии, заканчивая свой путь в Хиросиме и Нагасаки, которые в эти августовские дни становятся эпицентром солидарности всех честных людей Земли, борющихся за прочный мир на нашей планете.

Каждый год множество людей 9 августа собирается в парке Мира в Нагасаки. Тысячи факелов вспыхивают вечером на площади перед статуей Мира. Сюда приходят взрослые и дети, сюда приходят целыми семьями, чтобы почтить память погибших, чтобы поклясться не жалеть сил в борьбе за счастье и безопасность людей.

Были здесь, конечно, и старик с внучкой, которых я встретил утром возле бетонной трехгранной стелы, отмечающей эпицентр атомной трагедии.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Младший брат

29 марта 2020 года ушел из жизни писатель Юрий Васильевич Бондарев

Вечный гений

27 января 1756 года родился Вольфганг Амадей Моцарт

Некрасов

10 декабря 1821 года родился Николай Алексеевич Некрасов