Посторонним вход воспрещен?

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1380, ноябрь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Прекрасный был вечер и потому запомнился. Неспешный сбор гостей, непременное в таких случаях фотографирование на память, хорошо отрежиссированная торжественная часть с чествованием передовиков и ветеранов производства, концерт, который включал номера едва ли не всех известных сценических жанров, дружеское скромное застолье в кафе, танцы, конкурсы. Один из цехов Орловского сталепрокатного завода имени 50-летия Октября праздновал свой юбилей во Дворце культуры предприятия. Атмосфера на вечере царила самая теплая, почти домашняя, все были свои, давно знали друг друга и искренне радовались, собравшись вместе в праздничной обстановке. К тому же в своем, рабочем дворце.

Вечера, подобные этому, вошли в практику «Металлурга» давно, но, конечно же, не только они принесли известность дворцу как одному из крупнейших в городе центров культуры. Здесь гордятся многочисленными творческими коллективами, с чьим искусством знакомы не только жители Орла, но и столицы и даже английские зрители. Народная хоровая капелла, мужской хор, народный хор русской песни, ансамбль танца, духовой оркестр, трио «Наигрыш» и другие коллективы не раз становились победителями крупнейших конкурсов и смотров. Дипломов и грамот, свидетельствующих о достижениях самодеятельных групп «Металлурга», хватило бы для большой экспозиции. Причем нужно учесть, что свой творческий авторитет Дворец культуры приобрел в довольно сжатый срок, ведь от роду ему всего несколько лет.

В организации работы почти шестидесяти кружков, любительских объединений, самодеятельных коллективов дворца есть немало поучительного. Фотосъемка в какой-то мере дает представление о многогранной его жизни. Если бы мы ставили перед собой цель рассказать об энтузиастах клубной работы, то и в «Металлурге» мы нашли бы их немало, начиная с его директора Лилии Ивановны Афанасьевой и кончая недавно пришедшим во дворец руководителем ансамбля современного эстрадного танца «Ритм» Олегом Гордеевым.

Мы же хотим поговорить о клубе как об инициативном объединении людей. Потому что сегодня оценивать работу клуба только количеством кружков и мероприятий – значит закрывать глаза на множество проблем, встающих перед отраслью, ответственной за организацию досуга людей. И в частности молодежи. Вернее, в особенности молодежи. ибо молодежь, увы. как это ни странно, сегодня с меньшей, чем другие возрастные категории, охотой посещает клубы. Во всяком случае, так это в Орле.

Может быть, все дело в формах работы? Но сначала о самом Дворце культуры.

Денег на него не пожалели. Проект был выбран не из дешевых, немало стоили и перепланировка, дополнительные элементы внутреннего интерьера, улучшенная отделка. паркет вместо линолеума, а также мрамор. лепные панно и прочее. Идеально было выбрано и место для «Металлурга» – в центре крупного жилого массива, населенного преимущественно работниками сталепрокатного. Дворец, что называется, полностью вписался в социальную структуру микрорайона. Он и поныне там единственный очаг культуры. Так что по логике вещей под его сводами должны были сосредоточиться духовные, интеллектуальные, профессиональные интересы тысяч людей.

Известно, что любое дело начинается с энтузиастов. Энтузиасты создают вокруг себя своего рода «зону увлеченности», в которую попадают другие. В клубном деле действует тот же закон: если во главе кружка, коллектива художественной самодеятельности, любительского объединения встает энтузиаст – можно быть уверенным, что кружки и коллективы будут жить. Но надо уметь искать таких энтузиастов.

Нашему дворцу в этом смысле повезло: первый его директор Борис Андреевич Лаврентьев, хороший организатор, к тому же наделенный немалыми исполнительскими талантами. умел находить единомышленников. Довольно быстро при «Металлурге» были созданы драматический, танцевальные, хоровые коллективы. Дирекция, профком завода во всем шли навстречу – средства на костюмы и декорации выделялись щедро, самодеятельным артистам предоставляли время для репетиций. Словом, пестовали их, как могли.

Есть у «Металлурга» и свои вокально-инструментальные ансамбли, студия пантомимы, работают во дворце кружки кройки и шитья, художественного вязания, макраме. Это для взрослых. Немалая забота проявляется здесь и о детях: в залах и комнатах «Металлурга» занимается их чуть ли не вдвое больше, чем взрослых, – в образцовой детской хореографической студии, хоре, духовом оркестре, ансамбле современного танца, шахматном кружке и так далее. Что ж, и это понятно – микрорайон сталепрокатчиков молодой, развивающийся, дети, как говорится, свои. И все-таки оснований для особенного оптимизма нет.

...В тот вечер во Дворце культуры мероприятий не было. Но даже если бы и были, то вход на них по пригласительным билетам. На репетиции народного хора или драматического коллектива пускать посторонних не в правилах, на занятиях кружка художественного вязания им тем более делать нечего. Поэтому

дежурный в фойе, пожилая респектабельная дама, и указала на дверь двум молодым людям, зашедшим, как говорится, попросту на огонек. Как позже выяснилось, работающим на сталепрокатном. Вот и получилось, что дворец работал, но те, для кого он был построен, оказались в нем лишними.

Не хотим упрекать в этом недоразумении администрацию «Металлурга», ибо убеждены, что большинство дежурных по фойе большинства действующих клубов и дворцов культуры в аналогичной ситуации поступили бы точно также. Потому что открывать двери для всех пока не в практике учреждений культуры. Это представляется делом хлопотным, рискованным «Посторонние могут порезать мебель. насорить, отвинтить краны в умывальнике, да мало ли что..» – заявил нам один из клубных работников. Могут, конечно. Но главная причина, на наш взгляд, в ином.

Предположим, что молодых сталепрокатчиков беспрепятственно пропустили во дворец. Что бы они там делали? Ну, поприсутствовали бы на репетиции народного хора или малышовой танцевальной группы, ну, погуляли бы по пустым залам, а дальше? Что могло бы удержать их во дворце? Интересное дело, атмосфера доброжелательства, возможность реализовать свои духовные запросы, уютная, располагающая к общению со своими сверстниками обстановка? Не знаем, но в тот вечер, как и в другие. Дворец культуры не мог предложить этого своим гостям. В лучшем случае руководитель народной хоровой академической капеллы Валентина Васильевна Гончарова попросила бы случайных посетителей взять две-три ноты, чтобы проверить наличие вокальных способностей. Не обнаружив их, она пожала бы плечами и потеряла к новичкам профессиональный интерес.

И получается, что если кому-то природа не дала хореографического или какого-либо другого сценического таланта или если кто-то просто не хочет петь, танцевать, участвовать в театральном действе, то Дворец культуры, клуб не для них. И здесь встает справедливый вопрос: не слишком ли мы расточительны, тратя миллионные суммы на создание этакого храма самодеятельных искусств? Храма, в котором подлинными хозяевами чувствуют себя лишь те, чьи человеческие устремления совпадают с творческими и производственными концепциями руководства клубов?

Слов нет, нужны хоры и танцевальные ансамбли, драматические студии и кружки макраме. Но вправе ли мы ограничивать функциональные возможности Дворца культуры в организации свободного времени людей?

Нехитрые подсчеты показывают, что число взрослых постоянных посетителей «Металлурга» не превышает 600 человек. Причем ядро клубной самодеятельности – это люди, кому уже за тридцать. Но, да простится нам такая аналогия, это люди уже устойчивых нравственных позиций, семейные. Даже по каким-то причинам сорванная репетиция не заставит их разбавлять вечер сомнительного качества портвейном в сквере. Молодежь, вернее, определенная ее часть, гораздо легче поддается искушению, не найдя занятия по душе. Так можно ли планировать работу клуба так, как это делалось десять, двадцать, тридцать лет назад, когда кружок современного танца считался новаторством и желающие в него попасть записывались в очередь?

Теперь, увы, не записываются. Как говорится, у каждого поколения свои песни. Давайте смотреть правде в глаза: привлечь молодежь в клуб можно не стандартными кружками и назойливо повторяющимися из года в год мероприятиями а новыми формами отдыха, свободными от традиционной заорганизованности. Какими? Надо подумать.

Пока же складывается такое ощущение, будто Дворец культуры живет своей жизнью, а микрорайон – своей. Дворец перевыполняет финансовый план по линии кинопроката, его самодеятельные коллективы привозят диплом за дипломом с престижных конкурсов, делегации, приезжающие полюбоваться рабочим клубом, справедливо восторгаются. А тем временем число правонарушителей среди молодежи в микрорайоне не сокращается, скорее наоборот. Далеки от финансового краха и винные отделы близлежащих гастрономов.

Кто-то усомнится в уместности подобных параллелей. Но ведь в жизни все взаимосвязано. Не хотим брать под защиту правонарушителей, в конце концов они люди взрослые, и, какова бы ни была причина, толкнувшая их на пьянку, за следствие ее они несут ответственность в полной мере. Впрочем, молодые люди заполняют вакуум бездуховности не всегда однозначно.

Знакомясь с работой комитета комсомола сталепрокатного завода, мы обнаружили выписку из протокола заседания бюро ВЛКСМ одного из цехов. В ней шла речь о проступке комсомолки шлифовщицы Нины Ш., обвенчавшейся в церкви. Вместе с секретарем комитета комсомола Борисом Козеевым разыскали Нину в цехе. Оказалось, что на заводе она недавно, до последнего времени жила в общежитии, работа ей нравится, проступок свой осознает. «Ну, а все-таки зачем понадобилось венчаться в церкви тебе, комсомолке?» «Понимаете, хотелось чего-нибудь такого, красивого, запоминающегося, а то живем-живем, а дни, как капельки воды, один на другой похожи». Мы выяснили, что за четыре месяца в городе и на заводе Нине не удалось подружиться ни с кем из девушек, что во Дворце культуры она была всего один раз, когда «показывали какой-то детектив».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены