Последний довод

Леонид Млечин| опубликовано в номере №1370, июнь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Глава ЦРУ поспешил тут же опровергнуть его слова: он ничего не может припомнить об этом; когда он был руководителем избирательной кампании нынешнего президента, через его руки проходило слишком много документов.

По сообщению агентства Ассошиэйтед пресс, высшие официальные лица администрации собрались, чтобы обсудить эту проблему. Президент сказал, что ему ничего не известно о похищении каких-то материалов. «Много шума из ничего, – заявил он. – Да и, откровенно говоря, я вообще не думаю, что какие-либо материалы Грайнза как таковые попадали нам в руки». Президент, однако, попросил министерство юстиции провести тщательную проверку инцидента.

Немедленно последовало заявление Белого дома о том, что документы Грайнза изъяты из архивов и передаются министерству юстиции, которому предстояло ответить на вопрос, использовались ли они его соперником. Пресс-секретарь Белого дома Хобсон пообещал со временем ознакомить с этими материалами печать. Он заявил, что во время предвыборных кампаний обе партии занимаются сбором подобной информации. Такова обычная практика политической борьбы.

В конце передачи ведущий вернулся к истории Филипа Никольса.

– Федеральное бюро расследований, – сказал он, – обнаружило сегодня убежище этого шантажиста. Выяснилось, что шесть лет назад он был арестован за попытку незаконного ввоза наркотиков в страну. Сообщником, как полагают в столичном отделении ФБР, был его дальний родственник – Уэстлейк. В Вашингтоне Никольс проживал под чужой фамилией, поскольку, по-видимому, не оставил свой преступный бизнес. В его комнате в мотеле «Даунтаун» агенты ФБР обнаружили большой запас кокаина.

Холл вскочил с кресла. Утром, когда он осматривал комнату Филипа Никольса в мотеле, там не было наркотиков!

 

Вернувшись домой, профессор Чейз, несмотря на позднее время, не удержался и позвонил Адриану Корту. Помощник президента по национальной безопасности еще не спал и взял трубку.

– Я хотел только сообщить вам о беседе с Орвилом.

– Да-да, – заинтересованно откликнулся Корт.

– Он одобрил нашу идею с некоторыми поправками в сторону большей интенсивности. У него на этот счет свои соображения, которые я вам завтра изложу.

Профессор Чейз справедливо остерегался откровенничать по телефону: в Вашингтоне никто не застрахован от подслушивания. ЦРУ и ФБР никогда не отказывались от заманчивой возможности узнать, о чем беседуют между собой видные вашингтонские чиновники. Даже спецсвязь Белого дома не давала полной гарантии – истории известны имена президентов, которые приказывали прослушивать телефоны своих сотрудников.

 

Ночь застала Холла в вашингтонском отделении ФБР. Известного адвоката Холла там знали, и агент ФБР позволил ему вместе с несколькими журналистами осмотреть находку, сделанную в номере Филипа Никольса в мотеле.

На столе лежало кокаина на добрых триста тысяч долларов. Холл с интересом разглядывал мешочки с белым порошком – такой упаковки он еще не видел, хотя не раз участвовал в судебных процессах, где в качестве вещественных доказательств фигурировали и героин и марихуана.

– Хорош борец за ядерное разоружение, – заметил агент ФБР, обращаясь к журналистам. – Готов держать пари, он просто надеялся получить выкуп, шантажируя всех нас, а денежки использовать для торговли наркотиками.

Пока журналисты фотографировали мешочки с порошком, Бертис Холл обратился к агенту:

– Где же он держал наркотик?

– Под кроватью, в ящике из-под виски, – весело ответил агент. – Мы как чувствовали, что найдем нечто подобное, сразу захватили с собой понятых.

Агент помахал перед носом Холла листками протоколов со множеством подписей.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Клуб «Музыка с тобой»

Гарри Белафонте: «Пусть умолкнут пушки войны»