После бала

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1370, июнь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Окончание средней школы – один из самых важных, заметных и памятных рубежей человеческой жизни. Это как бы грань двух возрастных эпох. Юный человек из полностью зависимого от других, ведомого «на помочах», превращается в относительно независимого, самостоятельного, взрослого. Наступает пора стремительных перемен, требующих зачастую принятия самостоятельных решений. Во-первых, нужно выбрать профессию, затем получить ее, приобретя при этом достаточную квалификацию: во-вторых, создать собственную семью, а юношам – еще и отслужить в армии: войти в трудовой коллектив, адаптироваться к условиям труда, ко взрослой жизни вообще. То есть, говоря обобщенно, первые после окончания школы годы – это период завершения социализации. Очень важный и сложный период, от успешного течения которого в громадной степени зависит вся последующая – гораздо более долгая в сравнении с предшествующей – жизнь.

Рассмотрим подробнее, в чем же состоят особенности этого периода в наше время?

Главное отличие нашей эпохи от всех предшествующих – всесторонняя мобильность человека. Каких-нибудь сто лет назад подавляющее большинство людей повторяло жизнь своих родителей. Дети крестьян становились крестьянами, дети дворян – дворянами; сын кузнеца становился кузнецом, рыбака – рыбаком и т. д. Даже умирало подавляющее большинство людей там же, где родилось.

Сегодня типичным можно считать такой, например, жизненный путь: после окончания средней школы – колхозник или рабочий, потом студент, инженер. руководитель разных рангов. Что касается территориальной подвижности, то теперь средний человек за свою примерно 70-летнюю жизнь меняет место проживания шесть-семь раз, успевает пожить в разных, иной раз самых далеко отстоящих друг от друга районах страны, в самых разных селах, поселках и городах, причем преобладает течение от села к большим городам.

Большое количество людей – и отнюдь не «летуны» – успевают за свою трудовую жизнь сменить не одну профессию и много мест работы.

Короче говоря, человек стал всесторонне подвижен. Эта кардинальная особенность нашего времени предъявляет человеку новые и нелегкие требования. Он постоянно должен выбирать, часто не будучи для этого достаточно подготовленным и не имея для правильного выбора многих данных, решая наугад задачу со многими неизвестными.

О выборе жизненного пути молодыми людьми, оканчивающими сегодня школу, поговорим чуть ниже, а сначала – о некоторых специфических условиях этого выбора именно сейчас, в 1984-м и ближайших за ним годах.

В этом и в два последующих года возраста 17 лет достигают и оканчивают школу самые малолюдные из рожденных после войны годичные когорты. Напомню, что в 1967 – 1969 годах ежегодно в стране рождалось по 4,1 миллиона детей – против 5,3 миллиона в конце 50-х годов. Сокращение численности молодежи, с одной стороны, увеличивает нагрузку на нее, с другой – создает ей в некоторых отношениях весьма льготные, преимущественные условия.

Как известно, у молодежи в обществе три главные функции (у юношей – четыре): учеба, работа в общественном хозяйстве, рождение и воспитание детей, оборона страны (служба в армии).

Об учебе. Научно-техническая революция требует повышения общего и профессионального образования. В недавнем прошлом страна перешла ко всеобщему среднему образованию молодежи, в ближайшем будущем намечен переход к одиннадцатилетнему общему образованию. Все большая доля молодежи и все дольше учится в вузах и средних специальных учебных заведениях.

Производительный труд. Резкое уменьшение прироста трудовых ресурсов неизбежно будет вызывать стремление как можно полнее использовать молодежь в народном хозяйстве.

И, наконец, малочисленность людей, рожденных во второй половине 60-х и первой половине 70-х годов, потребует резкого повышения рождаемости в этом поколении, увеличения числа детей в семье; без этого произойдет резкое снижение числа рождений – подобное тому, что произошло в 60-е годы, – а это имело бы многие и долговременные отрицательные последствия, в частности: ускорение старения населения, убыль трудовых ресурсов, диспропорции между числом женихов и невест в молодых возрастах и т. д.

Так что задача состоит в том, чтобы суметь оптимально сочетать эти три главные функции молодежи в обществе, причем сочетать так, чтобы одни из них не подавили другие, чтобы новые поколения были и самыми образованными и соответственно производительными, чтобы народное хозяйство не испытывало недостатка трудовых ресурсов сейчас, но и чтобы детей было достаточно. Такой оптимум вполне достижим, хотя это неизбежно увеличивает нагрузки на малолюдное поколение, которое входит нынче во взрослую трудовую жизнь.

Огромное же преимущество объективных условий жизни для нынешних и завтрашних выпускников школы состоит в возможности получить исключительно высокое – в среднем не сравнимое ни с одним предшествующим поколением – образование.

В 1977 году в вузы страны было принято 1 миллион 17 тысяч новых студентов, что составило 20 процентов к числу рожденных в 1960 году. А через пять лет было принято уже 1 миллион 70 тысяч студентов. Если бы даже приемы студентов перестали расти, то из числа рожденных в 1967 – 1969 годах в вузы поступило бы более 26 человек из 100, то есть более четверти против пятой части из рожденных в 1960 году. Еще большая доля рожденных в конце 60-х годов может получить среднее специальное образование. Несомненно, что у тех, кто родился в последние годы и сегодня еще посещает дошкольные учреждения, эти возможности будут меньше, так что в этом отношении поколение нынешних выпускников средней школы имеет большие преимущества не только перед старшими поколениями, но и перед младшими. Это благоприятнейшее обстоятельство нужно использовать в полную меру.

Думаю, что в ближайшие годы студентов вузов станет даже несколько больше. В частности, это будет связано с осуществлением школьной реформы. Признано, что учителя и воспитатели всех звеньев просвещения должны иметь высшее образование. Однако в 1981/82 учебном году в дневных общеобразовательных школах более четверти всех учителей (26,4 процента) не имели высшего образования, не говоря уже о воспитателях детских садов, где высшего образования не имеет подавляющее большинство. Кроме того, осуществление реформы вызовет очень большое увеличение потребности в учителях. Во-первых, будет осуществлен переход от десятилетнего к одиннадцатилетнему образованию. Во-вторых, произойдет сильное разукрупнение учебных групп – до 30 человек в I – IX классах и 25 – в X – XI классах, вместо нынешних сорока человек. В-третьих, сильно увеличится число учащихся в связи с ростом ежегодного числа рождений – с 4,1 миллиона в 1969 году до 5,5 миллиона в 1983 году. Наконец, признано необходимым «переходить в педагогических институтах на пятилетний срок обучения» вместо нынешнего преобладающего четырехлетнего.

Все это, вместе взятое, потребует очень большого увеличения числа студентов педвузов. Замечу попутно, что прием в педвузы составляет почти треть всего приема студентов в высшие учебные заведения.

В последнее время произошли сильные сдвиги в престиже разных учебных заведений, факультетов, специальностей. В частности, сильно упал престиж инженера и соответствующих вузов и факультетов, которые иногда едва-едва набирают нужное количество студентов. С другой стороны, стремительно возросли конкурсы на некоторые гуманитарные специальности, особенно – в университетах (специальности историков, психологов, юристов, журналистов, филологов и т. д,), а также в экономические вузы и экономические факультеты иных вузов. Кстати, вполне справедливо мнение, что какая-то часть молодых людей, пожелавших получить профессию экономиста, руководствовалась при выборе исключительно конъюнктурными, меркантильными соображениями, думая, что с такой профессией они скорее и легче получат доступ к пресловутому «дефициту». Уверен, что выпускники, сознательно выбирающие себе пути поближе к дефицитным благам, могут ошибиться, поскольку дефицит не вечен. Возможно, что к тому времени, когда они станут специалистами, дефицитнейшие джинсы можно будет купить так же просто, как нынче часы.

Мне представляется, что выбор профессии, требующей высшего образования, должен определяться прежде всего интересом к существу самой профессии, соображениями, я бы сказал, идеальными. Насколько помню, три десятилетия назад, когда сам поступал в университет, никто как-то не интересовался – а какая у него будет зарплата после вуза?

Надо признать, что нынешний выпускник средней школы не очень хорошо подготовлен к выбору профессии вообще, требующей высшего образования, в частности. Многие юноши и девушки, к сожалению, выбирают наобум. Расплата бывает тяжкой. Жить с нелюбимой профессией так же трудно, как с нелюбимой женой. Профессию надо выбирать по любви. Если ничто пока не притягивает – лучше ждать. И, разумеется, искать. Не вижу никакой трагедии в том, что человек поступит в вуз не в год окончания школы, а через пару-другую лет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Слово читателю

Помочь песне

Клуб «Музыка с тобой»

Гарри Белафонте: «Пусть умолкнут пушки войны»