Последний довод

Леонид Млечин| опубликовано в номере №1370, июнь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Этвуд устремил благожелательный взгляд на заместителя директора ЦРУ.

– Все здравомыслящие американцы ценят ваши усилия. Но этого мало, слишком мало.

– Я с удовольствием и восхищением вспоминаю план «Стэнфорд». – Мощный голос сенатора Плиммера наполнил комнату. – Какая это была прекрасная мысль! И ведь удалось добиться стопроцентного эффекта. Неужели «Стэнфорд» неповторим?

Генерал Шрайвер устремил вопрошающий взгляд на Чейза, Чейз посмотрел на Этвуда. Тот кивнул. Чейз обратился к Шрайверу:

– Я думаю, генерал, что мы уже можем поделиться с нашими друзьями некоторыми соображениями.

Повинуясь привычке военного человека. Шрайвер поднялся.

– Речь идет пока что о предварительных наметках, которые, как нам кажется, могут лечь в основу широкомасштабных акций. Начать с того, что...

– Вежливый такой... Правда, себе на уме человек... Платил всегда аккуратно, хотя видно было, что каждый доллар у него на счету. В комнате книг полно, газет. Грамотный человек...

Замшелый старичок (ему доверяли только хранение ключей от номеров, но именовалась его должность пышно – дежурный администратор мотеля, того самого, где пять с половиной месяцев жил Батлер, он же Филип Никольс) не мог ничего плохого сказать о своем постояльце. О тождестве Батлера и Никольса, которого обливала грязью вся пресса, он еще не подозревал.

Бутылка дешевого калифорнийского вина опустела лишь наполовину, но администратор уже проникся симпатией к неожиданному посетителю. Бертис Холл часто достигал подобного эффекта благодаря врожденному обаянию. Умение наладить контакт с людьми много значит в его профессии.

Ключи от комнат висели на деревянных крючках за спиной администратора. Десятидолларовая бумажка решила дело – ключ от комнаты Никольса-Батлера в мгновение ока исчез в кармане Холла.

Диван с потертой обшивкой, журнальный столик, два стула, вертящееся кресло, платяной шкаф – обычная меблировка дешевых номеров. Первые полтора года после университета Холл работал в полиции. Обыскать небольшую комнату для него не составляло труда. Ничего интересного он не нашел: старые газеты, книги, минимум личных вещей.

Холл спустился вниз к администратору.

– Я знаю, кто вы, – заговорил администратор, – вы из полиции. Только ума не приложу, в чем провинился бедный Батлер. ей-богу, неплохой парень.

И он недоверчиво покачал головой.

Бертис Холл продолжил разговор. Его интересовал один вопрос, и, к своему удивлению, он получил на него ответ. Последний месяц к Батлеру-Никольсу не раз наведывались двое, по словам администратора, «молодых ребят». «Ребятам», как выяснилось, все же было лет по сорок. Холл кое-как уяснил для себя их приметы. Один постоянно носит кожаную куртку, у него усы, опускающиеся к углам губ, глаза почти совсем без ресниц. Второй – короткошеий, мощная голова, нос перебит, как у бывшего боксера. Имена? Нет, имен он не знает. К Батлеру заходили часто, иногда выпивали рюмку-другую в баре.

Холл встал, больше ему здесь ничего не узнать.

Администратор посмотрел на часы, сощурив глаза, чтобы разглядеть стрелки.

– Видно, он и сегодня не появится.

– Кто? – не понял Холл.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены