Под аккомпанемент несхожих мнений

Алексей Рыбников| опубликовано в номере №1370, июнь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Письма наших читателей – своеобразный камертон, по которому мы выверяем работу нашего музыкального клуба. Почта обильна, разнообразна, щедра на мысли, эмоции, предложения. Нам пишут любители классики и любители эстрады, почитатели Баха и поклонники Аллы Пугачевой, пионеры, студенты, пенсионеры, самодеятельные музыканты и профессионалы.

В четвертом номере «Смены» за этот год в музыкальном клубе был опубликован диалог поэта Владимира Лазарева и критика Евгения Осетрова «Вернутся ли в песню мелодия и смысл?». Многие любители песенного жанра приняли участие в обсуждении проблемы качества современной песни. Сегодня мы знакомим читателей клуба с некоторыми мнениями участников дискуссии.

Дискуссия продолжается. Ждем ваших писем!

Часто встречается противопоставление русской народной песни и современной. Причем, народная песня в отличие от современной, зачастую ритмической, громкой, сильно воздействующей, большинству представляется как нечто спокойное, плавное, можно сказать, патриархальное. Мне кажется, так говорят о русской песне лишь люди, никогда ее не слышавшие. Или слышавшие, например, в Концертном зале имени Чайковского. А ведь там звучат, как правило, обработанные песни, а не те, подлинные, которые действительно поет, а точнее – пел когда-то народ.

Я могу вспомнить свои экспедиции за русскими песнями. В деревню на какой-нибудь праздник собирается народ в избе и начинает петь песни, да с танцем, да с топотом... А когда начинают топотать с пересеком, когда специально топочут с тяжелыми ударами, то и пол и стены начинают так сотрясаться, так вибрировать, что пресловутой «бочке» – большому барабану – достаточно далеко до этого. И такие песни с танцами могут длиться сутками.

Поэтому говорить сейчас, что, мол, песню мы народную забыли, будет неверно. Критиковать современную песню за эмоциональный напор, за ритм, за громкость нельзя! Это просто смешно, да и непрофессионально... Если взять современную музыку, то и там немало лиричных мелодий, есть и спокойная музыка, и сводить ее лишь к одному грохоту не стоит. Думается, музыку нельзя ругать за громкость или за тихость. Давайте критиковать, но только

за бездарность и пошлость. То, что современную песню нужно развивать и направлять, очевидно. Но административные, грубые методы недопустимы. Работа с творчеством, особенно с творчеством музыкальным, должна быть ювелирной. Здесь требуются соучастие в поиске, помощь, поддержка. И, думается, тогда желаемый результат будет достигнут.

Помочь можно по-разному. Возможности для этого есть. Так, думается, стоило бы создать несколько коллективов, может, даже несколько десятков, способных поднять качество музыки, песни, исполнения на высокий уровень. То есть можно показать образцы хорошей музыки. За дело это благородное могли бы взяться люди профессионально образованные, обладающие высоким вкусом. Среди них, конечно, должны быть и редакторы, и директора, и композиторы, и певцы. Они могли бы показать несостоятельность «средних образцов», сделать что-то высокое, новое, интересное...

Сейчас стало модно возмущаться песнями, делающимися специально для ресторанов... Но ведь всегда были и «Мишка, Мишка, где твоя улыбка?», и слащавые романсы, и пр. С этим всегда боролись. Но ведь музыка, песни должны быть разными. Представьте себе, что вы в ресторане: ужинаете, разговариваете, танцуете... Играть там Чайковского, Баха не только неуместно, но выглядит надругательством. А ведь музыка там обязательно должна звучать. Вот поэтому-то и существует ресторанная музыка. Как есть и музыка похоронная. Как есть и танцевальная... Другое дело – спетые стихи. Правда, это больше относится к музыкальной поэзии. Там уже могут быть требования и к рифме и к глубине содержания...

Конечно, есть немало бездарно сделанных песен и среди тех, что несут, точнее, должны нести какой-то смысл. Но что из этого? Какое необыкновенное событие – кто-то написал бездарную песню! Вот когда кто-то написал талантливую песню – это повод для разговора. А бездарную? Ну не давайте ее в эфир, и все дела, мало ли кто что напишет. А осуждать бездарность можно бесконечно, и все безрезультатно. Специально напоминать о том, что бездарность – это плохо, не стоит. Плохо другое: бездарность легко опознаваема, но она все же живет и процветает...

Сейчас развился жанр пародии. Пародии и литературной и музыкальной. По-моему, это прекрасный способ борьбы. Причем способ борьбы убедительный. После пародии не требуется доказывать, что та или иная вещь плоха.

Часто приходится слышать критику в адрес песен, мелодий, способных охватить сразу миллионы умов, мелодий, воспринимаемых многими. Им приклеивается ярлык «шлягеров», и это, стало быть, плохо. А разве нужно писать музыку для избранных? Если она воспринимается всеми, то это плохо?

Меня всегда удивляет, когда произносят слово «шлягер» так, будто это что-то неприличное. Заблуждение, когда людей, работающих в легких жанрах, считают чуть ли не творцами второсортного искусства. Это выпад против естественного течения творчества и жизненных потребностей. Сейчас все становится массовым. Благодаря средствам информации любое слово, любая идея мгновенно подхватываются сотнями, тысячами... К искусству тоже предъявляются современные требования. И может, ему даже стоит отступить немного со своих высот, охватить всех, а потом уже вместе со всеми подняться к тем же высотам, но уже с миллиардами зрителей, слушателей, поклонников?

Особого внимания требуют не композиторы даже, но прежде всего музыкальные коллективы, ребята, играющие в них. Главное, чтобы было видно серьезное и постоянное внимание к песне, к современной музыке. Почему бы для начала не устроить фестиваль, прекрасно организовать его, хорошо провести? Дать возможность на этом фестивале современной музыки выступить всем желающим. Привлечь критиков, отобрать лучших исполнителей. Сделать фестивали ежегодными. Эта форма общения с музыкой, думаю, плодотворна.

Чем больше линий развития музыки будет у нас, тем лучше, тем богаче станет наша культура. Пусть будут хоры, ансамбли, самодеятельные певцы и композиторы. Кто-то может обращаться к фольклору. Но у каждого должна быть своя индивидуальность. Совсем как в природе. Ведь цветы должны быть разными. И всем им должно быть место под солнцем. Нельзя создать какой-то гибрид, скажем, из гвоздики, тюльпана, нарцисса, жасмина – один универсальный цветок, годный на любой вкус и любой случай. Цветов должно быть много. Они и замечательны тем, что все разные и можно выбрать тот, который тебе по вкусу. Поэтому я против единого пути, против поисков универсального средства, как сделать некую образцовую, теоретически абстрактную песню. Она так и останется теоретически абстрактной. Правда жизни только в многообразии путей. Чем больше их, тем больше шансов, что это будет живучая и полнокровная система, которая способна рождать в разных областях яркие песни, яркие произведения.

Сейчас мы с главным режиссером театра имени Ленинского комсомола начали работать над спектаклем по Хлебникову. Мы думаем показать, что такое русская песня, русская пляска. Пляска без барабанов, без джаза, но с русским пересеком. который дает тот же накал, что и рок-музыка. Хотим и труппу Ленкома научить петь так, как поют в народе. На сцене не будет установки (может, только симфонические ударные), а роль «рока» выполнит топот.

Что же касается утверждений, будто в народе поют только старые песни, а современные лишь изредка можно услышать, да и то на свадьбе или ином торжестве, то это не совсем верно. Поют-то их действительно нечасто. Но вот причина здесь не в том, что современные песни стали хуже, чем их предшественницы. Дело, видимо, прежде всего в очень широком распространении магнитофонов, радиоприемников, телевизоров, пластинок.

Кстати говоря, раньше и пели-то больше. Пели и потому, что песни были хорошие, и потому, что было скучно, а того же радио и телевидения не было. Что оставалось делать, как не петь самим? А сейчас изменились формы самостоятельного массового музицирования. Ведь они, эти формы, тоже гибкие. Время диктует свои условия, и они меняются. Хорошо это или плохо – второй вопрос. Однако с рождением нового старое всегда отмирает. И с этим, как с движением истории, как с движением времени, поделать ничего нельзя.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены