Пойми меня…

Георгий Баженов| опубликовано в номере №1193, февраль 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Так ты замужем? – спросил Витька. «Я же говорила – замужем». – хотела она сказать с неожиданным раздражением, но вместо ответа только быстро кивнула. «Врет», – подумал Витька. Потом, когда они уже поднимались по лестнице, она почувствовала приступ тошноты и слабости во всем теле, душа ее изнывала от отвращения к самой себе, но ноги хотя и свинцово, а все же упорно шагали вперед: и от этого – от одновременной слабости и силы, которые были ее сегодняшней сутью, – на душе становилось еще горше, еще тяжелей. Но отступать было поздно. да она и не хотела отступать

– Ты не думай, – сказал Витька, – ребята у нас хорошие. Все будет о'кей...

«Ребята? А-а, ребята...» – вяло подумала она.

Они поднялись, наконец, в комнату, Витька сказал: «Знакомьтесь, парни, это Лена», – ребята тоже назвали свои имена, она их не запомнила, все было как в тумане, кто-то ударил по струнам гитары, кто-то запел, и тут она почувствовала неожиданное облегчение: слава богу, никто на нее особенно не обращал внимания, да и песня была хорошая – душевная, грустная, про девочку, девушку, женщину и старуху, которые живут и надеются, живут и всегда надеются, что бы там ни было, потому что… «а шарик вернулся, а он голубой...».

Про надежду – это всегда хорошие песни. Про надежду, веру и любовь.

Любовь?

И когда вдруг открылась дверь, и на пороге показался Андрей, Лена не удивилась ему, скорее, испугалась за него, мало ли что... Хотя она знала, знала, знала в душе, что он обязательно придет, найдет ее... Нет, пожалуй, не так, просто она верила, что иначе и быть не может...

– Я пришел за тобой. – Смотреть на Андрея было страшно: почерневшее от горя и унижения лицо.

– А вы, собственно, молодой - хороший, кто такой будете? – развязно всхохотнул Витька.

– А это ты позже узнаешь, кто я такой, – обещающе обронил Андрей.

– Это мой муж. – Лена сказала об этом просто и легко, разом разряжая обстановку. – Муж мой, Андрей.

Ударили струны гитары: ну что ж, раз так – просим пардону, и двое вышли из комнаты.

Город спал. Сияла луна. Нестерпимо ныла у обоих душа. Но до самого дома не сказали друг другу ни слова.

Дома он медленно разделся, лег в постель и отвернулся к стене. Зарылся в подушку. Каково ему было? Она села на краешек кровати, хотела... хотела бы разом все объяснить, да где найдутся такие слова? По лицу ее катились слезы; сквозь слезную пелену она видела окно, деревья, луну,

звезды... Самое плохое – не было дома Томки. Была бы дочь с ними, а не в больнице, – ох, какое бы это сразу облегчение. А так...

– Значит, начала гулять? – Это был совсем не Андрея голос, но все-таки спрашивал не кто-то другой, а он, Андрей.

– А тебе можно было? – выдохнула она.

– Я никогда, слышишь, никогда...

– А в школе... забыл?

– Это было так, детство, игра. А ты... сама... в общежитие... к этому дураку Витьке...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены