Обед на двоих

Вячеслав Сукачев| опубликовано в номере №1437, апрель 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Восьмые сутки подряд моросил нескончаемый дождь, и Сергей уже всерьез начинал думать. что солнца больше не существует в природе. Казалось, всегда, во все времена было пасмурно и мокро на земле, глубоко напитанной влагой. Неузнаваемо изменилась за это время речка Ануй, превратившись из обыкновенного горного ручья в мощный и грозный поток, шум которого теперь явственно доносился и до зимовья. Давно уже скрылась под водою отмель, на которую посадил Володька вертолет, чуть ли не в середине потока оказался камень, на горбатой спине которого умывался Сергей после первой ночевки в Пожидаевом Зимовье. Однажды ему случилось увидеть, как три взрослых изюбря переплывали взбесившуюся речку: не без труда добрались они до противоположного берега и долго стояли у самой воды, высоко вздымая круглые бока. Уже на второй или третий день Сергей и думать забыл про вертолет. По такой низкой облачности да еще и в дождь никакого «добра» на вылет Володьке дать не могли. Теперь он рассчитывал только на бригаду Ежова, которая словно потонула в бесконечных ерниковых далях, забыв о существовании Пожидаева Зимовья. Часами просиживал Сергей на ящике под стеной избушки, понапрасну вглядываясь в холодную морось, прислушиваясь к каждому звуку на земле. А звуков этих в дождливое ненастье до обидного мало: шумит река на перекате, тяжело падают капли с крыш, редко, очень редко раздается робкий пересвист молодых рябчиков.

Уже на второй день прикончив тушенку из единственной банки, Сергей целиком и полностью перешел на «Московские» сухари, так кстати оставленные кем-то в зимовье. Вначале он ел их как попало и когда вздумается, щедро угощая и Рекса — единственное живое существо, помогавшее ему коротать томительное одиночество. Но уже вскоре Сергей сообразил, что следует быть расчетливее, поскольку никто не измерял срок, на который зарядил поливать землю этот нудный дождь. Он установил норму для себя и Рекса: пятнадцать сухарей в день себе и шесть — собаке.

Утром, захватив полотенце, мыло и сухари, Сергей бежал на речку. Вымывшись по пояс в ледяной воде, он согревался несколькими энергичными упражнениями, накидывал куртку и съедал пять сухарей, предварительно обмакивая их в воду. Сухари казались Сергею до обидного маленькими, тонкими, и, прожевав последний кусочек, он чувствовал, что мог бы съесть еще пять раз по столько же. Рекс, слопав два сухаря, кажется, ощущал себя лучше: по крайней мере Сергею он на эту тему ничего не говорил. А вот Сергей в эти минуты любил пофилософствовать, на полном серьезе обращаясь к собаке, внимательному и верному слушателю своему:

— Что, Рекс, трудновато нам приходится? Конечно. в одиночестве да еще и на голодный желудок не запоешь... Как говорил деда: на голодный желудок лишь поп да петух поют... Ну, ничего, нас так просто не возьмешь, правда? Ихтиозавр будет наш, как любит повторять Димка. Он-то, наверное, налопался сейчас щей у тетки Марфы и лежит на раскладушке, брюхо сытое чешет. Или зарядкой занимается, мускулы накачивает — дрова во дворе колет... Ох, Рекс, и поедим же, когда на базу выберемся. — Сергей сладко зажмурился, представив полнехонькую тарелку щей, в которых медленно растворяется ложка сметаны. — Я, например, сразу буханку хлеба съем и две банки тушенки с картошкой... А тебе. Рекс, здоровущий мосол достанется, такой, как у Веньки тогда был, которым он чуть деда Сенечку не зашиб... Сколько тогда у нас мяса было, а мы, Рекс, дураки, отворачивались от него. Да я бы сейчас...

Рекс внимательно слушал, похлопывал белесыми ресничками, поводя острыми ушами с розовыми прожилками внутри.

— Эх, нет у нас ружья! — тяжело вздыхал Сергей. — Вокруг рябчиков полно, свистят так, что уже надоели, а мы с тобой голодные сидим. Обидно как-то.

Рекс понятливо облизывался и продолжал слушать размечтавшегося хозяина, которому виделся рябчик то запеченным на вертеле, то потушенным с капустой и морковью, а то и просто отваренным в котелке с луковицей.

Конечно, без дела Сергей не сидел, иначе бы он просто рехнулся от одиночества и неизвестности, днем и ночью не дававших ему покоя. Перерыв рюкзак, он отыскал кусок спутанной лески, а из небольшой булавки смастерил крючок. Соорудив таким образом удочку. под кустом черемухи накопал червей и. радостно возбужденный, побежал на рыбалку. Забросил удочку в мутную воду, отыскав глубокое улово, и вспомнил, как рыбачили они с Димкой на Мензе, ожидая, когда спадет вода и можно будет переправлять лошадей. Поплавок из сухой черемуховой ветки медленно кружился по улову, за несколько часов не вздрогнув ни разу. Сергей так и не понял причину неудачи: или удочка у него получилась никуда не годной, или из-за большой и мутной воды не клевала рыба. Однако он упорно продолжал рыбачить, с надеждой всматриваясь в каждую морщинку заплесной воды, которая могла сойти за след, оставленный какой-нибудь рыбиной.

Пробовал Сергей ловить рябчиков петлей, используя все тот же кусок лески. Но леска была пронзительно белой, толстой, слишком заметной на темном фоне ерниковых кустов, и рябчики в петлю не шли. Для этого дела нужен был конский волос, которым еще дед учил его ловить тетерок. Но где они, лошади? Наверное, пригнал их уже дед Сенечка в Мензу, и пасутся они на вольном пастбище за огородами, помахивая длинными, густыми хвостами, из которых миллион петель можно было бы наделать и хоть одного рябчика да поймать...

— И что это за манера такая. — ворчал на Рекса недовольный Сергей. — У лошадей и на гриве, и на хвосте вон сколько волос, а у тебя ни там, ни здесь ничего путного не выросло. Что толку мне с твоей шерсти, которую ты вылизываешь каждый вечер?

В общем, свободный промысел у Сергея никак не получался.

Иногда часа на два-три дождь затихал, и Сергей спешно выволакивал на улицу все свое имущество для просушки. Хоть и не текла теперь крыша, спальник и одежда все равно отсыревали, тяжелели от влаги, а забираться вечером во влажный спальник — б-р-р!

В такие часы доставал Сергей из рюкзака заветный томик Есенина да аккуратно записывал все, что случилось за день. А что могло случиться за день? С громким, нахальным криком пролетела ворона, долго не отзывался Рекс, так что Сергей невольно разволновался: а не убежал ли от него в поселок верный пес? Но Рекс, вывалив на сторону длинный, розовый язык, с шумом вылетел из кустарников и вопросительно уставился на хозяина: мол, в чем тут дело?

«9 августа. Сегодня ночью можно было помереть от страха, — сообщалось в одной из дневниковых записей. — Я проснулся от страшного крика совсем рядом с зимовьем. Казалось, кого-то душат или убивают. Рекс, лежавший в углу, тихо зарычал, но совсем не грозно. Я чиркнул спичкой и увидел, что он спокойно смотрит на меня. И тут крик, истошный, громкий, повторился. Теперь чуть подальше. Я схватил топор и тут же понял, что это кричит дикий козел. Потом долго не мог уснуть. Все казалось, что кто-то ходит вокруг зимовья, ворочается в кустах, всплескивает на реке. Успокаивало только одно — молчание Рекса».

Подумывал Сергей и о том, чтобы отправиться в сторону Мензы самостоятельно. Еще с вертолета он непроизвольно определил сам для себя этот путь. Удерживало его на месте пока только одно — вспухшие от дождя реки, которые и думать было нечего пройти вброд. Однако с каждым днем росло желание пойти вниз по Аную, до его впадения в Мензу, а там связать из бревен небольшой плотик и сплавиться на нем до первых людей. И будь у Сергея хоть маломальский запас продуктов, он это желание давно бы выполнил.

Сухари между тем заметно убывали, а у Сергея просто недоставало сил сократить норму для себя и Рекса. Однажды он взялся и пересчитал остатки былой роскоши, полученный результат поделил на двадцать один и таким образом вычислил, что этой нищенской еды хватит не более чем на три дня. После этого у них с Рексом состоялся серьезный разговор.

— Надо что-то делать, дорогой Рекс, — озабоченно сказал Сергей, сидевший на небольшом ящичке со строительными гвоздями под стеной избушки. — Думать надо, думать, а ты только носишься по кустам.

— Гав! — согласился Рекс.

— Помирать от голода в этой чертовой избушке неохота. А дождь, сам понимаешь, еще неделю поливать может. Вон, смотри, вчера тучи шли с юго-востока, а сегодня они плывут назад... Они так могут и месяц над нами болтаться.

На это Рекс предпочел не отвечать.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Отклонение от нормы

Научно-фантастический роман