Необыкновенная жизнь декабриста Раевского

Натан Эйдельман| опубликовано в номере №1406, декабрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Далекое — близкое

Декабристов было много. В так называемый «Алфавит», правительственный список всех причастных к событиям 1825 года, было внесено 589 человек; правда, десять из них доносчики (втерлись в тайные общества для сбора сведений), известная часть попала случайно.

Пятерых, как известно, казнили, около трехсот — на каторгу, в ссылку, в солдаты, под надзор.

Об одном из арестованных в «Алфавите» говорилось так: «Раевский Владимир Федосеевич, майор 32-го егерского полка... 6 августа 1826 года отправлен для произведения над ним вновь военного суда».

Иначе говоря, всех осудили, а Раевского пока что не сумели — требуется еще одно расследование. Хлопот с этим человеком у властей хватало...

 

Первых революционеров и их жен, отправившихся в добровольное изгнание, у нас высоко чтут, особенно в Сибири, где считают земляками. Известный историк М. Н. Покровский в свое время высказал предположение, что наиболее активными декабристами были самые бедные, те, у кого меньше всего крепостных душ. Проверили — оказалось, что такая арифметика ничего не объясняет. Среди наиболее решительных дворянских революционеров действительно попадались офицеры небогатые (Каховский, Горбачевский), но им не уступали выходцы из очень состоятельных семей (Пестель, Бестужев-Рюмин, Волконский). Князья, дворяне, они могли' и не восставать, не выходить на площадь, им было что терять: положение, чин, крепостных, карьеру,— однако они, «странные люди», все бросили и решились пострадать, погибнуть ради уничтожения собственных привилегий.

Нравственный подвиг, за который праправнуки так расположены к этим людям...

Сегодня мы вспомним только одну декабристскую биографию, однако, мысленно следуя за нею, наверное, кое-что сможем увидеть и понять во всех, в каждом...

Родился наш герой около Старого Оскала в Курской губернии. У отца-помещика было одиннадцать детей (Владимир — третий по старшинству). На них работало около тысячи крестьянских семей, которые в черноземных краях несли особенно тяжкую барщину.

Год рождения 1795-й: выходит, Раевский на четыре года старше Пушкина, ровесник Рылеева. Некоторые декабристы были еще старше — Пестель, Трубецкой, Лунин, Волконский, другие же — значительно моложе. Вообще первые революционеры довольно четко делятся на две группы: те, кто попал на войну 1812 года, «фронтовики», и те, кто не успел.

Раевский попал. Мы, к сожалению, очень мало знаем о его детстве, но догадываемся, что он выделялся среди братьев способностями, любовью к чтению, стихам. Военная служба была обычным, естественным жребием дворянского мальчика, но от родителей, от самого «недоросля» зависело, желает ли он попасть в полк без особых затруднений, или хочет поучиться, получить приличное образование.

Из курской уездной дали Владимира Раевского отправляют в Москву, где несколько лет он проводит в одном из лучших учебных заведений — Университетском пансионе, а затем впервые попадает в Петербург, в специальную офицерскую школу.

Раевский оканчивал учение, когда Пушкин и его сверстники только поступили в Лицей. Позже один из лицеистов никак не мог понять, как это при такой неупорядоченной, ленивой жизни из их класса вышло так много примечательных людей (Пушкин, Пущин, Дельвиг, Кюхельбекер, Горчаков, Матюшкин и другие). Секрет, как видно, был в тогдашней, атмосфере, в том, что было за стенами лицеев, пансионов. А была молодая Россия; был сильный общественный интерес ко всему, были важные человеческие вопросы, отвечая на которые дети становились взрослыми людьми. И как-то «само собою» выходит; что юный помещичий сын Володя Раевский, готовясь к офицерскому экзамену, уже мечтает вместе с задушевным другом Гаврилой Батеньковым о крестьянской свободе, о благе России, о том, чтобы умереть за настоящее дело... Вскоре жизнь предложит им первый настоящий экзамен.

«Дети 12-го года»

Один из виднейших декабристов, Матвей Муравьев-Апостол, в глубокой старости скажет: «Мы были дети двенадцатого года».

В мае Раевский получает первый офицерский чин. Прапорщик, как полагается, знает по-французски, по-немецки, владеет артиллерийской наукой, фехтует, танцует. Меньше чем через месяц Наполеон вторгается в Россию. Разделяя судьбу Отечества, семнадцатилетний офицер идет на войну.

Под началом Раевского было две пушки, с которыми он прошел всю кампанию; в Бородинском сражении стоит у батареи знаменитого однофамильца генерала Раевского и получает золотую шпагу «За храбрость».

Затем еще два военных года, десяток сражений, боевой орден. До Парижа, правда, Раевский не доходит, оставшись в Варшаве с гарнизоном, но домой возвращается капитаном, победителем.

Матери уже не было в живых, отец же посоветовал служить дальше. Он верил в способности сына; к тому же тысяча душ, разделенная на многих детей, не обеспечивала домашних финансов.

Несколько лет Раевский скитался по провинциальным гарнизонам (в гвардии служить слишком дорого). В двадцать с небольшим лет он уже достигает того чина, с которым вышел в отставку его отец; отныне его величают «майор Раевский» и предсказывают, что лет через десять — пятнадцать станет генерал-майором. Но, видно, уж такая была у Раевских судьба — «не выше майора».

В эти самые годы странствий Раевского рядом с ним да и в нем самом происходит быстрое, бурное формирование декабристских идей. С 1816 года в разных местах на севере и юге страны складываются тайные общества. Майору в это время уже совершенно ясно, где правда, где зло, а потому по правилам чести, если ты образован и благороден, просто невозможно не вступить в общество, не восстать. Известный знаток биографии Раевского ЮГ. Оксман говорил, что Владимир Федосеевич, в сущности, никогда не сомневался и потому всю жизнь был счастлив.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о замечательном русском писателе Александре Ивановиче Куприне, о судьбе Ольги Сергеевны Павлищевой – старшей сестры Пушкина, о талантливейшем ученом Льве Термене, имя которого незаслуженно забыто, несмотря на то, что он автор прототипа телевизора и множества других изобретений, о жизни и творчестве Жоржа Бизе, об уникальных творениях природы, которые можно увидеть в Гатчине, вторую часть детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана»  и многое другое. 



Виджет Архива Смены

в этом номере

Не измени себе

Завершаем читательскую дискуссию «устарела ли верность»?

Малыши из зоосада

Московский зоопарк

Золотая баба

Повесть