На всю творческую жизнь

Зиновий Корогодский| опубликовано в номере №1227, июль 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Так началось наше знакомство – А еще раньше где-то под Казанью был школьный драматический коллектив с романтическим и неожиданным названием «Рябинка», были товарищи по кружку, первый наставник в искусстве – учительница по литературе, были первые «главные» роли. И еще была непростая семья... Рано пришлось Светлане многое решать и делать самой. Жизнь у нее делилась на две: одна в семье и школе, полная тревог и забот, и другая в «Рябинке», приносящая ей радость и воодушевление.

Мне представляется необходимым знать о своих учениках их прошлое, их биографию не из праздного любопытства, а чтобы учитывать и верно пользоваться этими знаниями в годы учебы.

Зачастую содержательность и зрелость ученика понимаются впрямую: много прочитал книг, посмотрел спектаклей, кинофильмов, много где бывал. и многое повидал. Это не всегда совпадает, хотя было бы глупо отрицать ценность знаний и информированности.

Не удивительно, что Светлана знала, видела меньше, чем ее ровесники из Ленинграда, Москвы, других городов, но так случилось, что ее жизненный путь, небольшой опыт оказался богаче, свежей. Все первые ощущения детства, и печальные и радостные, сохранились в ней. Сохранилась способность удивляться, негодовать, радоваться, впитывать впечатления жизни и встреч с людьми. Я придаю чрезвычайное значение первой встрече с поступившими, которую провожу обычно сразу же после зачисления. Это так называемое стартовое занятие, на котором происходит не только знакомство с теми, кому предстоит учиться четыре трудных года, не только рассказываешь о том, чему и как предстоит учиться (они еще мало способны услышать, слишком велик «шок» радости от самого факта поступления), но происходит разговор о каждом из них, о том, какими мы их узнали, какими их увидели, что нам представляется тревожным в их задатках, характере, в их прошлом.

Иногда приходится говорить суровые и горькие слова, но говорить их необходимо, и как можно раньше, так как, обольщенные фактом победы (поступления), они могут ее преувеличить.

Дошла очередь и до Светланы Смирновой.

– Конкурс, третий тур Светлана прошла успешней других. Все педагоги сошлись на хорошей оценке. Мы не сомневаемся, что учиться Светлана имеет право. Однако...

И «холодный душ», который не должен был омрачить радости поступления, был принят и Светланой. Кое-что из услышанного она восприняла с нескрываемым удивлением. Так началась новая пора жизни – студенчество.

Думаю, что обнадеживающее начало Смирновой объясняется прежде всего тем, что первые шаги она совершала верно.

Верно, но не гладко. Были в истории этого начала и взлеты и падения, и рассказать о них стоит, так как предмет нашего разговора не только Светлана Смирнова, но и опыт ее начала, анализ которого может быть поучителен другим и ей самой.

Первые два месяца учебы шли благополучно. Я радовался тому, что Светлана занимается погруженно, отдаваясь упражнениям и выполнению всех заданий умно и страстно. Хвалил, ставил в пример классу.

Но через некоторое время мы стали замечать, что со Светланой что-то происходит: пропускает занятия, а когда и бывает на них, то участвует в работе неохотно, вяло. В общении с педагогами и товарищами появились нотки раздражительности, нетерпимости.

Я знал, что Светлана живет в общежитии на одну стипендию, родители ей помогать не могли. Заметил и то, что среди сокурсников за это время она еще не нашла друзей, и, как бы ни была она самостоятельна, все-таки ей семнадцать всего, и не исключено, что, не успев сориентироваться в большом городе и новой среде, она затосковала по дому.

Только четыре часа в день студент с нами. Часы учебы разрушаются жизнью, иной раз с необъяснимой жестокостью, и нередко «победу» празднуем не мы, педагоги, а кто-то другой, из той неведомой нам жизни.

Истинная и лживая, сладкая и горькая, она представляет богатый выбор, и никого не беспокоит, что четыре часа в сутки Светлана или, скажем, Игорь занимались актерским мастерством, были в своеобразной «лаборатории», где шла трудная и тонкая работа с ними.

На первых уроках мы внушаем, что только «одной лишь думы власть, одна, но пламенная страсть» – то есть непрерывность усилий, особенно в первое время, может обеспечить им удачу.

И им, молодым, юным, чувствительным и горячим (мы ведь таких ищем и принимаем), трудно расстаться с сомнительными привычками, предрассудками и убеждениями, противоречащими пути, который они избрали.

Наше требование – все подчинить главному – учебе – под силу далеко не каждому. Жизнь – основная, первая – должна проходить в стенах школы, студии; остальная – будем называть ее «второй» – должна быть подчинена первой. Выигрывает тот, кто находит баланс.

Об этом «искусителе», об этой «второй» жизни должны знать те, кто намерен связать судьбу с театром, должны постоянно помнить те, кому выпала на долю мучительная роль воспитателя... Нелегка борьба за серьезную причастность ученика к делу, к театральному направлению, к общественному долгу.

Может быть, чувство одиночества Светланы было особым. Она привыкла к тому, что постоянно кто-то в ней нуждался, младший брат, мама, товарищи по «Рябинке». Здесь, в наших условиях, это возвышающее чувство «нужности» на время исчезло. Его надо бы вернуть!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены