На всю творческую жизнь

Зиновий Корогодский| опубликовано в номере №1227, июль 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сколько молодых людей мечтает поступить в театральный институт! Но немногим выпадает «счастливый билет» в нелегком соревновании. Будущее этих немногих зависит от того, как они начнут учиться. «Начало» и может быть залогом будущей творческой жизни.

Театральная школа, наверно, как никакая другая, ставит учителей и учеников в отношения родителей и детей, и если таких отношений не возникает, то трудно рассчитывать на плодотворный педагогический и ученический итог. Секреты «создания» этих отношений представляются мне важными в театральной педагогике.

Задумываясь о судьбах своих учеников, вижу, что одни из них стали уже мастерами, биография их сложилась счастливо, другие достойно и скромно работают в театрах, третьим, как принято говорить, «не повезло». Для меня же за этими итогами стоят совсем не случайные обстоятельства и причины. Одну из них назову сразу: верность своему детству и театральному «началу».

Четыре года учебы, впрочем, как и вся жизнь Светланы Смирновой – ей 22 года, – были нелегкими. Учиться она начала жадно, сознательно. Она не только самозабвенно осваивала основы актерского мастерства, но и активно приобщалась к системе нравственных ценностей, внушаемых педагогами, ко всей атмосфере школы, театра, при котором эта школа существует.

Однако это было далеко не так гладко. И «самозабвение» пришло не сразу, и активность» не возникла вдруг, все это было потом. А в самом начале... А где это начало? У каждого оно свое, непохожее на другое.

А в самом начале нашего знакомства со Светланой Смирновой была консультация по приему в театральный вуз. Один из моих помощников в карточке Светланы написал: «Рано! Не рекомендовать».

Передо мной совсем подросток, на вид 15 – 16 лет. Диагноз «Рано!» визуально подтверждается безупречно.

На вопрос о том, зачем пришла вторично на консультацию, отвечает:

– Я первый раз пришла прямо с поезда, с вещами. Чувствую, что не собралась, переволновалась. Народу много, и все такие взрослые...

– А сейчас разве меньше желающих?

– Больше. Но не так страшно. Я перед этой консультацией ни с кем не разговаривала, сидела и думала...

– О чем?

– Как читать буду.

Короткий диалог со Светланой открыл мне несколько моментов, о которых следует сказать не только потому, что диагноз «Рано!» уже показался сомнительным.

Она отвечала на мои вопросы не жалостливо, не просительно, а живо, даже горячо, с радостью, видимо, оттого, что и город, и множество людей, и борьба, которую она вела за себя, не омрачали ее общего самочувствия.

Лицо ее, строгое и даже сердитое, во время разговора становилось мягким, доброжелательным, чуть выпуклые голубые глаза теплели. Уже хороший признак! Но более существенно другое. Ее ответы были и искренними и достаточно обоснованными.

Не всякий даже взрослый человек способен так проанализировать свою неудачу. Более того, она не только проанализировала ее, но и сделала вполне разумный вывод, что следует во второй раз не «растворяться» в шумной, наэлектризованной толпе, а лучше быть наедине с собой. Поступок не только умный, но и волевой.

Светлана еще не читала, но расположение уже возникло: человек хорошеет во время разговора, достаточно умен для своих лет и обладает волей, то есть основные необходимые задатки для того, чтобы учиться, девочка обнаруживала. Надо слушать повторно!

Опыт убедил меня и в том. что в постановке «диагноза» на консультациях нельзя спешить, экономить время, полагаясь на большой стаж, знания и интуицию. Подобная торопливость может обернуться ошибкой, которую ничем возместить нельзя. Говорю это с полным основанием, так как и сам не избежал подобных просчетов.

И во второй раз с волнением Светлане справиться не удалось. Она так хотела понравиться, читала с таким «воодушевлением», что не поспевала думать о том, что читает. И все-таки подкупала ее самоотдача, детское вдохновение, а главное – радость от чтения, которая пробивалась через волнение. Вот эта самая радость и решила вопрос в пользу Светланы. Я зачеркнул слова «не рекомендовать» и с надеждой написал «на первый тур».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены