У истока…

Владлен Степанов| опубликовано в номере №1227, июль 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

75 лет назад произошло событие, которому суждено было стать всемирно-историческим: состоялся II съезд РСДРП, основным итогом которого явилось создание в России боевой марксистской партии – партии большевиков. Прежде чем говорить о работе съезда и принятых им решениях и документах, надо обратиться к 1900 году, когда благодаря титанической деятельности В. И. Ленина и его соратников была создана первая общероссийская нелегальная марксистская газета «Искра».

Новая газета самым кардинальным образом отличалась от всех предприятий подобного рода. Это своеобразие четко сформулировал В. И. Ленин. «Искра», – писал он, – выступила с самого начала не только в качестве литературного органа, но и в качестве организационной ячейки. В редакционной статье четвертого номера («С чего начать?») «Искра» выдвинула целый организационный план, и систематически, неуклонно проводила этот план в течение трех лет».

Работа «Искры» проходила в условиях жесточайшего полицейского режима самодержавного государства и осложнялась сопротивлением «экономистов» – представителей оппортунистического течения в российской социал-демократии, которые господствовали в большинстве групп и комитетов РСДРП, к тому же разобщенных, поглощенных своими местными делами. «Искре» предстояло подготовить сокрушительный идейный разгром противников создания марксистской партии, отстоять революционную теорию и выработать внутри социал-демократического и рабочего движения единое понимание программных целей и тактических задач партии. Одновременно Ленин и «Искра» решали организационную задачу сплочения единомышленников в общероссийскую организацию, которая должна была стать ядром, костяком будущей партии.

От четырех групп содействия и агентов «Искры» в некоторых городах до Русской организации «Искры» – таков путь, который прошли искровцы с декабря 1900 года по январь 1902 года. Складывавшаяся в условиях организационного разброда и идейных шатаний в местных комитетах и группах, Русская организация «Искры» кровными узами была связана с российской социал-демократией, вобрав в себя все передовое и лучшее, что имелось в ее рядах. Благодаря этому «Искра» за сравнительно короткий срок создала в России свой нелегальный организационно-технический аппарат: поставила подпольные типографии, наладила несколько путей для переправы через границу транспортов своей литературы. Наконец, в феврале 1902 года на совещании агентов «Искры» в Самаре (ныне Куйбышев) было провозглашено создание Русской организации «Искры» и основан ее руководящий практический центр – Бюро, которое возглавил соратник Ленина Г. М. Кржижановский.

Именно Бюро при непосредственной поддержке Ленина и редакции «Искры» решило в кратчайший срок задачу восстановления ослабленного февральско-мартовскими арестами 1902 года технического аппарата искровцев, наладило прервавшиеся связи с комитетами и группами РСДРП, повело настойчивую и последовательную борьбу против Бунда, «экономического» «Союза русских социал-демократов за границей» и его сторонника петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Воспользовавшись ослаблением искровской организации, они решили спешно созвать II съезд, закрепить свои оппортунистические воззрения уставом, сделав их таким образом обязательными для всей партии. С большим трудом, после вынужденных поездок по городам а поисках места съезда, приехавшему в Белосток из-за границы представителю «Искры» удалось с опозданием попасть на съезд. Был зачитан написанный Лениным «Доклад редакции «Искры» совещанию (конференции) комитетов РСДРП», в котором подверглись резкой критике действия антиискровцев и порядок дня так называемого съезда. После ожесточенной полемики и в силу отсутствия делегатов Русской организации «Искры» и ряда комитетов собравшиеся конституировались в конференцию, которая избрала, как и предлагал Ленин, Организационный комитет по созыву II съезда РСДРП, возложив на комитет всю полноту ответственности за его подготовку.

После Белостокской конференции начался период окончательного идейного и организационного завоевания «Искрой» местных социал-демократических организаций. Отныне деятельность «Искры» и ее Русской организации определялась с учетом решения Белостокской конференции – созвать II съезд к августу 1902 года, и обстановкой, сложившейся в ОК, – арестом двух (из трех) его членов. Опираясь на «Искру», руководствуясь гениальным трудом Ленина «Что делать?», привлекая силой убеждения все новых и новых сторонников, члены Русской организации Е. В. Барамзин, Ц. Г. Зеликсон-Бобровская, Р. С. Землячка, П. А. Красиков, Г. М. и 3. П. Кржижановские, П. Н. Лелешинский, Г. И. Окулова, И. И. Радченко, Е. Д. Стасова, Д. И. и М. И. Ульяновы и другие повели наступление на комитеты. Их деятельностью руководил Ленин. Усилия «Искры» и ее Русской организации принесли свои плоды – к декабрю 1902 года редакция насчитывала уже более 15 искровских комитетов.

После огромной подготовительной работы, проделанной «Искрой», после того, как стало очевидным, что важнейшие комитеты и группы РСДРП будут приветствовать ОК, его конституирование стало вопросом ближайшего будущего. Ни аресты, ни перерывы в переписке, ни отсутствие средств не помешали искровской организации подготовить совещание комитетов и организаций РСДРП в Пскове, на котором 2 – 3 (15 – 16) ноября 1902 года был восстановлен ОК и сразу же путем кооптации пополнен членами, преимущественно искровцами.

Проведя в связи с арестами ряд конспиративно-организационных мероприятий, Бюро ОК решило немедленно обнародовать «Извещение об образовании «Организационного комитета». Этот документ вместе с написанным Лениным послесловием к нему определил политическое направление предсъездовской кампании «Искры», связав ее с задачей утверждения гегемонии пролетариата в освободительном движении.

Поскольку ОК выполнял общепартийные функции, перед ним была поставлена задача «...добиться, чтобы не было ни одной группы русских социал-демократов, которая не была бы связана с ОК, которая бы не работала в товарищеском единении с ним». К февралю 1903 года все крупнейшие социал-демократические организации признали этот общепартийный орган, обещая ему всестороннюю поддержку. В феврале 1903 года в Харькове состоялось третье совещание ОК. Было решено созвать II съезд РСДРП за границей, возложив на заграничные организации выбор места и обеспечение съезда с технической стороны (финансы, паспорта для делегатов и пр.). ОК принял также важнейший документ, который стал основой всей предсъездовской деятельности, – устав съезда и объяснительную записку к нему. Принятые документы были посланы в редакцию «Искры». Разработанный ОК устав съезда получил высокую оценку Ленина. «Спешим сообщить, – писал Владимир Ильич в Бюро ОК, – что в общем мы очень довольны Вашим проектом, который тщательно и разумно составлен».

Все новые комитеты заявляли о признании ОК общепартийным органом по подготовке съезда: 19 февраля «Искра» получила сообщение от Иркутского комитета, 26 февраля – от Томского.

Тем временем редакция «Искры» и ОК сосредоточили усилия на ускорении обсуждения комитетами устава съезда. Эта кампания, по сообщению Г. М. Кржижановского, проходила «довольно форсированно». К 20(7) марта проект устава был одобрен всеми ведущими комитетами, обсуждался в Нижегородском, Самарском, Саратовском, Уфимском, в кавказских и сибирских комитетах. Деятельность ОК получила высокую оценку редакции «Искры». «ОК» все же молодец», – писала Н. К. Крупская Р. С. Землячке.

Большую работу предстояло ОК проделать для обеспечения нелегальной переправы делегатов съезда через границу. Районные агенты ОК довели до сведения делегатов время и место обора для перехода. Во избежание провалов решено было переправить делегатов за границу заблаговременно. В распоряжении ОК имелось два пути: один – через австро-венгерскую границу, другой – через прусскую. Наиболее надежным был второй. Именно этим путем и воспользовалось большинство делегатов.

17 (4) мая 1903 года «Искра» получила из Петербурга письмо Е. Д. Стасовой, в котором среди различных сведений о работе искровского комитета сообщалось, что одним из делегатов от Петербурга избран рабочий Шотман, что «последнего отправляем теперь же».

Александр Васильевич Шотман, 23-летний заводской рабочий, организатор Выборгского района и член ПК РСДРП, узнал об этом в середине апреля. Это решение, вспоминал он, «было для меня несколько неожиданным...».

Стараясь уберечь своего делегата от ареста и предоставить ему возможность ознакомиться с положением дел в партии, поучиться у руководителей искровской организации, комитет рекомендовал Шотману выехать за границу легально и обязательно накануне первомайских праздников. Выполняя эти рекомендации и получив адреса женевских явок, Шотман накануне 1 Мая уехал в Выборг, получил там паспорт и через Гельсингфорс – Любек – Гамбург с небольшим недоразумением (в Гамбурге сел не на тот поезд) прибыл в Женеву.

Н. К. Крупская вспоминала: «Понемногу стали съезжаться делегаты... приехали ростовские делегаты – Гусев и Локерман, затем Землячка, Шотман (Берг), Дяденька, Юноша (Дмитрий Ильич). Каждый день кто-нибудь приезжал. С делегатами толковали по вопросам программы, Бунда, слушали их рассказы». Обсуждали позицию группы «Южный рабочий», которая издавала газету того же названия и которая, прикрываясь фирмой популярной газеты, хотела сохранить самостоятельность. Искровцы доказывали, что в условиях полицейского режима популярная газета не может стать массовой, рассчитывать на широкое распространение. Популярность популярностью, но даже рабочие-депутаты, которым нравился «Южный рабочий», понимали, что существование двух органов: одного – за границей, другого – в России – приведет лишь к осложнениям.

Около двух месяцев прожил Шотман в Женеве, познакомился с членами редакции «Искры», присутствовал на совещаниях делегатов, которые проводились почти ежедневно. Эти месяцы стали для молодого рабочего активиста прекрасным партийным университетом.

Неизгладимое впечатление на Шотмана произвело знакомство с Владимиром Ильичем и Надеждой Константиновной. Он с благодарностью вспоминал, как умело вводил его Ленин во внутрипартийные дела, как доходчиво разъяснял суть выявившихся в то время глубоких разногласий. Сам Шотман подробно отвечал на разнообразнейшие вопросы Владимира Ильича относительно деятельности социал-демократической организации в Петербурге. Ленин оценил точность и глубину ответов питерского делегата, а Крупская 22 (9) июня 1903 года написала Стасовой: «...парень ваш нам очень понравился».

Наиболее ярким воспоминанием остались у Шотман а выступления Ленина на совещаниях в Женеве и во время работы II съезда партии. «Когда говорил Плеханов, я наслаждался красотой его речи, удивительно меткими остротами, но, если с ним спорил Ленин, я всегда был на стороне Ленина, – писал Шотман. – Почему, право, не могу объяснить, но так было, и не только со мною, но и с другими рабочими-делегатами – Степановым и «Андреем»* ...мы каждый раз восхищались практическим чутьем Ленина, его знаниями и каким-то особенным уменьем излагать мысли».

Наконец, все участники съезда прибыли в Брюссель. Там все уже было подготовлено для проведения II съезда. 30 (17) июля 1903 года делегаты ** собрались в помещении бывшего мучного склада, которое бельгийские социал-демократы постарались привести в пригодный для заседаний вид. «Большое окно... около импровизированной трибуны было завешено красной материей. Все были взволнованы. Торжественно звучала речь Плеханова», которому Организационный комитет поручил открыть съезд. Делегаты с чувством огромной ответственности вслушивались в слова ветерана российского социал-демократического движения: «Мы сильны, но наша сила создана благоприятным для нас положением, это стихийная сила положения. Мы должны дать этой стихийной силе сознательное выражение в нашей программе, в нашей тактике, в нашей организации. Это и есть задача съезда...» Продолжительными аплодисментами встретили делегаты объявление съезда открытым и предложение приступить к формированию президиума съезда. Председателем был избран Плеханов, вице-председателями – Ленин и Красиков.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены