Можете на меня положиться

Сергей Устинов| опубликовано в номере №1400, сентябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Никакой он не мой, — вздохнула она скорее автоматически. — Пишет. Плохие, кажется. А вы почему спросили?

— «За что же мне такая мука?

И долго ли ее терпеть?» —

продекламировал я. У меня удивительная память на всякую чушь. — Это не его?

— Его, — удивилась Дина. — А откуда вы это взяли? Он их никому не показывал, стеснялся. Только самым близким людям.

Ну что ж, подумал я, значит, Кригер был Латынину самым близким человеком. Мы подошли к машине.

— Дина, последний вопрос. Если бы Саше понадобилось от всех спрятаться, к кому бы он обратился за помощью?

Она ответила сразу:

— Я уж сама над этим думала. Из наших школьных — ни к кому. У нас стоящих парней почти что и нет, да и к тому же у них у всех полон дом родичей. Разве только... Есть у него один дружок детства, как же я про него забыла! Сын каких-то друзей его родителей, что ли. Витя Жильцов. Но он живет где-то у черта на куличках, мы к нему ни разу не ездили, только он к Латынину приезжал. Он тоже в школе учится, но в какой, не знаю. Только вряд ли он к нему поехал, там ведь тоже предки имеются, тут же позвонили бы латынинским. А больше не к кому.

Я занес в блокнот Витю, Динин телефон, дал ей свои координаты.

— Если что узнаешь — звони, — сказал я ей на прощание дежурную фразу нынешнего дня.

Потом я минут пять сидел в машине, откинув назад кресло, и прислушивался к собственным ощущениям. Есть у меня сейчас силы идти к Латыниным или нет? Я посмотрел в блокноте адрес. И вдруг понял, что сижу прямо перед их подъездом. Оказывается, Кригер с Латыниным жили в одном доме! Это почему-то решило дело.

— На каком этаже сто шестнадцатая? — спросил я у старушек, поднимаясь по ступенькам.

— На пятнадцатом, — ответили мне сразу и чуть не хором две или три из них.

После переговоров через дверь, разглядывания меня в глазок, к которому я подносил свое удостоверение, мне открыла высокая, статная женщина лет сорока в бигуди. Я извинился за свой неожиданный визит, и меня впустили в прихожую, где предложили снять ботинки и надеть тапочки. Потом проводили в гостиную, усадили в кресло и попросили подождать.

Я огляделся. Уже в прихожей у меня зародилась некая мысль, которая в гостиной окончательно созрела и сформировалась. К тому времени, когда Елена Сергеевна, сняв бигуди, снова вышла ко мне, я имел четкую версию по крайней мере в отношении одной части событий.

10

На следующий день были похороны Кригера.

Накануне вечером мне к Феликсу позвонила Марина Костина. Сто лет назад она была у нас старостой класса, но до сих пор, когда надо что-то организовать, собрать нас на вечер встречи или вот на похороны, инициатива всегда у нее в руках. Марина сообщила, что все взял на себя роно, будет два автобуса, в двенадцать часов у морга Второго медицинского.

— Слушай, — сказала она, — говорят, ты был чуть ли не свидетелем. Как это могло случиться?

— Вот именно, что «чуть», — ответил я. — Машина, которую я переставлял с места на место, женщина с сумками, юные энтомологи, проскочившие у меня под рукой... Я знаю не больше, чем ты.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Гнездо кукушки

Нравственная норма

Непредвиденные итоги

Бережливость — категория нравственная

Как воздух невесом

Оренбургский пуховый платок...