Майор Вихрь

Юлиан Семенов| опубликовано в номере №949, декабрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вихрь слышал, как Аню били и как офицер кричал:

— Где остальные, красная шлюха?! Отвечай, где остальные?

— Я одна, — отвечала девушка. — И можете так не орать, у меня хороший слух.

Вихрь сжался, и плечи его стали вздрагивать по тому количеству пощечин, которые он явственно слышал.

— Эх, вы, европеец, — сказала Аня. — Неужели у вас принято бить женщин?

— Ты паршивая шлюха, а не женщина! — крикнул офицер. — Ложись на землю лицом вниз!

— Я не лягу на землю лицом вниз, — ответила Аня. — Можете стрелять в лицо.

— Прежде чем я выстрелю тебе в лицо, ты еще у меня попляшешь! — сказал офицер. — Ты у меня еще так попляшешь, что ой-ой! И тебе не поможет любимая родина и дорогой товарищ Сталин!

— Мне поможет родина, — ответила Аня, — мне поможет товарищ Сталин, а вам уже ничто не поможет.

Вихрь представил ее себе сейчас: такую красивую, женственную, но в то же время еще ребенка — курносую, с раскосыми громадными глазами.

«Ну? — подумал он медленно. — Пора выходить, что ли?»

Судьба разведчика... Касабланка, ночные кабаки, танцовщицы, которые в перерыве между любовью курят, лежа на спине, возле усталого генерала, и между делом спрашивают его о секретах в генеральных штабах; алюминиевые аэропланы и трансатлантические перелеты для переговоров за коктейлем с финансовыми магнатами; конспиративные явки в таинственных коттеджах с двойными стенами; лихие похищения чужих офицеров, толстые пачки новеньких банкнот в шершавых портмоне; любовь острогрудых флегматичных блондинок; трескотня стальных от крахмала манишек на раутах и дипломатических приемах, легкая — за чашкой кофе — вербовка послов и министров... Боже ты мой, как же все это смешно, если бы не было глупым и — в этой своей глупости — безжалостным по отношению к людям этой профессии.

А вот так лежать в сене и слушать, как бьют девочку и заставляют ее ложиться на землю, а ты затаился в сене, и тебя раздирают долг и сердце, разум и порыв — тогда как? А если приходится шутить с человеком, смотреть ему в глаза, угощать его обедом, но знать, что сейчас, после этого обеда, когда вы вместе пойдете по ночной улице, ты должен будешь этого твоего доброго знакомого убить как врага? А ты бывал у него в доме, и знал его детей, и видел, как он играл с годовалой дочкой... Как тогда? А если ты должен спать с женщиной, разыграв любовь к ней, а в сердце у тебя другая, та, единственная. Тогда как? А если можно сказать на допросе только одно-единственное «да», а отвечать нужно «нет», а за этим «нет» встает камера пыток, отчаяние, ужас и безысходность, а потом длинный коридор, холод, плиты, в последний раз небо, в последний раз снег, в последний раз взгляд, в последний раз люди — пусть даже те, которые выстрелят тебе в затылок, но все равно люди, которые в самый последний миг могут стать вдруг близкими-близкими. Только потому, что они последние люди, которых ты сможешь видеть на земле! Тогда как?!

Где-то совсем рядом заурчал автомобильный мотор. Скрипнули тормоза, хлопнула дверь, и Вихрь услышал немецкую речь:

— Перестаньте, болван вы этакий! Что это за скотство — бить женщину!

Потом этот же человек мягко, произнес:

— Я приношу вам извинения за это безобразие, девушка. Пожалуйста, садитесь в машину!

Ане перевели слова немца. Он ждал, пока ей это переводили, а после сказал:

— Мне совестно за вас, господин обер-лейтенант. Это стиль мясников, а не офицеров германской армии.

— На русском фронте погиб мой брат, — тихо ответил обер-лейтенант.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о жизни и деятельности Екатерины Романовны Дашковой, о непростой судьбе великого ученого,  названного «совестью нации», Дмитрия Сергеевича Лихачева, о творчестве  автора пророческих строк «Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано!..» Павле Иванове, о знаменитом писателе, чье 90-летие будет отмечаться 8 октября,  Юлиане Семенове, много лет являвшимся постоянным автором нашего журнала, в котором, кстати, и прошла первая публикация,  известной повести «Майор Вихрь»,  окончание детектива Андрея Дышева «Бухта дьявола» и многое д

Виджет Архива Смены

в этом номере

Записки крестоносца

Из фронтового дневника лейтенанта гитлеровской армии Г. Линке

Тасин бунт

Рассказ