Майор Вихрь

Юлиан Семенов| опубликовано в номере №949, декабрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Откуда вы так хорошо знаете русский?

— Я не могу тебе ответить.

— Почему?

— Потому что это моя тайна, а если ее узнаешь ты, это перестанет быть тайной.

— Так я и не пойму, чего вы от меня хотите.

— Ровным счетом ничего, — мягко улыбнулся Берг, — Я хочу пофантазировать. Представь себе: русской разведчице — не тебе, не тебе, а какой-то другой, тебе незнакомой — дают возможность бежать. Так? И даже помогают ей перейти линию фронта. Или наладить радиосвязь отсюда. Только с одним условием: чтобы она сказала в разведотделе или в Генштабе — что еще лучше, — лгал, в одной из германских армейских группировок, одной из самых сильных — скажем так — группировок, есть человек, который бы хотел войти в контакт с русской разведкой. Как ты думаешь, пойдут на это большевики?

— Откуда я знаю?..

— Ты не знаешь, понятное дело... Я ведь не о тебе говорю, я просто фантазирую. Позволь и себе пофантазировать. Как ты думаешь: пойдут на контакты с таким человеком или нет?

— Из немецких тюрем побег невозможен.

— В принципе, конечно, невозможен, если ты попала в гестапо. Речь идет о том, если ты попала в руки армейской секретной службы. Из гестапо никто не убегает. Оттуда устраивают побеги для перевербованных агентов. Вот недавно такой побег гестапо устроило одному завербованному агенту прямо с краковского рынка.

Берг мельком глянул на девушку: он хотел видеть ее реакцию. Если она связана с тем бежавшим от гестапо русским, она не могла не прореагировать. Но лицо ее осталось спокойным, никак не напряглось, и руки тоже спокойно лежали на коленях.

«Значит, она не связана с тем человеком, — решил Берг, — видимо, это совсем другая группа. Через нее я все выясню о Мухе. По его описаниям, это, конечно, она».

Конечно, если б Вихрь сказал Ане про свой арест, она бы дрогнула. Арестованный перестает бояться за себя; он боится за друзей. Но Вихрь ничего никому не сказал, потому что отдавал себе отчет: скажи он про это, и все его подчиненные шарахнутся от него как от возможного агента гестапо — просто так из гестапо не уйдешь. Он решил открыться потом, после того, как задание будет выполнено, справедливо полагая, что иначе, если он сейчас передаст про случившееся в центр, руководство переполошится, и наверняка ему будет предписано вернуться домой.

Так сложное взаимосплетение случайностей спасло Аню — а этих взаимосплетенных случайностей окажется в ближайшие дни такое количество и значение их будет так велико, что существенным образом отразится на судьбах многих людей, в той или иной степени связанных с «Операцией «Вихрь».

— А где гарантия тому, что эта русская разведчица не получит пулю в спину? — спросила Аня.

— Ну это уже смешно, — ответил Берг, прихлебывая чай. — Первая гарантия этому — возможность пустить ей пулю в лоб, а не в спину. Как русскому шпиону, здесь, в тюрьме, даже без суда.

— Что, многие у вас поняли — крышка Гитлеру?

— Я же не задаю тебе прямых вопросов, золото мое. Я же с тобой фантазирую, а ты от меня требуешь ответов, которые могут стоить мне головы.

— Ладно, — сказала Аня, допив чай. — Я согласна попробовать.

Берг тоже допил свой чай, аккуратно поставил чашку на тоненькое блюдечко саксонского фарфора и сказал:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены