«Контрреволюционеры»

Леонид Петровский| опубликовано в номере №1496, сентябрь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вчера, в 6 часов вечера, в клубе имени Дзержинского Военный трибунал пограничных и внутренних войск Западно-Сибирского округа в открытом судебном заседании приступил к слушанию дела по обвинению бывших начальника Ленинск-Кузнецкого горотдела НКВД Лунькова А. Г., начальника четвертого отделения того же горотдела Савкина А. И. и оперуполномоченного горотдела НКВД Белоусова А. И. в преступлении, предусмотренном ст. 193-17, пункт «а» УК РСФСР и бывшего и. о. прокурора Ленинск-Кузнецка Клиппа Р. М. по ст. 109 УК РСФСР-Обвиняемые Луньков, Савкин, Белоусов с провокационной целью, без всяких оснований производили аресты учащихся школ города, в том числе малолетних детей, обвиняя их в тягчайших контрреволюционных преступлениях (дело Курбатовой и др.). И. о. прокурора Ленинск-Кузнецка Клипп, даже не знакомясь с материалами обвинения, давал санкции на арест...

«Советская Сибирь», 21 февраля 1939 г.

В Ленинск-Кузнецке, как и по всей советской стране, счастливые советские школьники любят дружить, ходить друг к другу, беседовать, совместно читать книги, посещать кино. Неусыпное око Савкина зорко следит за всякой дружбой детей, чтобы, получив сигнал, обвинить 12-летнего школьника В. Логунова в создании «антисоветской» организации, в «терроре» педагогов, пионеров. Достаточно было обнаружить у 2 — 3 детей перочинные ножи, как детям предъявлялось тягчайшее преступление, предусмотренное статьей 58-й Уголовного кодекса.

В фабрикацию ни на чем не основанных, от начала до конца высосанных из пальца обвинений против детей Савкин вкладывает все свои силы, проявляет высокую «изобретательность». Он проникает инкогнито в школы Ленинска, собирает «данные» на месте, при этом ведет допросы детей о отсутствие педагогов с грубейшим нарушением законов, учиняя подписи на протоколах через 2 — 3 дня.

На судебном следствии Савкин прикидывается Иваном не помнящим родства. Он все запамятовал, «не помнит ничего»: ни дат, ни фамилий, ни фактов. Зато там, где это выгодно, чтобы выгородить себя, к Савкину вдруг возвращается память и он начинает говорить о конкретных делах.

Прокурор: Скажите, подсудимый Савкин, было или нет у вас достаточно данных, чтобы квалифицировать предъявленные детям обвинения, как контрреволюционные?

Савкин: Мне кажется, такие данные были.

Прокурор: Тогда назовите факты, укажите людей, конкретных виновников, время — когда и где это было?

Савкин: Не помню.

Прокурор: Какие у вас были данные для того, чтобы в составленной вами справке выдвинуть обвинение 12-летнему В. Логунову в том, что еще в 1935 году девятилетним мальчиком он занимался вербовочной деятельностью и руководил «антисоветской» организацией?

Савкин: Не помню, как могла втереться в составленный мною документ эта ошибка.

Прокурор: Чем объясняете вы, что первоначально количество детей, допускавших, по вашему мнению, антисоветские проступки, было определено цифрой 60, а потом эта цифра была доведена до 160? Не с потолка ли была взята вами эта цифра?

Савкин: Не помню. Вероятно, это машинистка опечатку сделала.

Прокурор: Отдавали ли вы себе отчет в том, что, предъявляя школьникам в возрасте 10 — 12 лет обвинения в тягчайших государственных преступлениях, вы тем самым клеветали на счастливую советскую детвору?

Савкин: Только теперь мне стало ясно, что я поступил неправильно, грубо нарушил закон от 7 апреля 1935 года...

«Советская Сибирь», 22 февраля 1939 г.

Семилетний Володя допытывался у отца:

— Папа, а как делаются пушки? Отец ответил сыну очень смешно

и интересно. И в детском чистом воображении возникла веселая картина: вот делатель пушки «берет» дыру и «обливает» ее медью. Пушка готова.

Володя сиял от удовольствия. Он был счастлив на тех же основаниях, что и чеховский ребенок, которому мама нарисовала суп с клецками. Володя жил весело, прекрасно. Но вот через три года, в 1938 году, Володя попал сразу к четырем «папам». Это были Луньков, Савкин, Белоусов и Клипп. Они разговаривали с Володей на странном языке, упорно повторяя одни и те же слова: «фашизм», «контрреволюция», «террор», «вооруженное восстание», «вербовка», «организация».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены