Контрасты Ямбурга

Владимир Анисимов| опубликовано в номере №1402, октябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Нефть и газ, добываемые в недрах Тюмени, стали основой экономического развития страны, в большой мере определяют успехи всего народного хозяйства

Научно-технический прогресс, организованность, дисциплина, бережливость должны обеспечить ускоренное развитие Западно-Сибирского нефтеперерабатывающего комплекса.
Весь будущий прирост добычи газа страна должна получить с Ямбургского месторождения. Но для этого надо его обустроить…

Научно-технический прогресс, организованность, дисциплина, бережливость должны обеспечить ускоренное развитие Западно-Сибирского нефтеперерабатывающего комплекса. Весь будущий прирост добычи газа страна должна получить с Ямбургского месторождения. Но для этого надо его обустроить…

Спрашивают: какой будет город? А зачем вообще строить там город?

Мы разговаривали с Шаповаловым в Надыме перед вылетом на Ямбург. Игорь Александрович всего три месяца как назначен начальником нового главка «Главямбурггазстрой».

— Хороший вахтовый поселок. — ответил он на свой же вопрос, — вот что по идее там нужно.

Наше представление о Ямбурге складывалось в основном из статьи в одной северной местной газете, где новый поселок выглядел чем-то вроде курорта. Один из аргументов автора заключался в том, что в феврале семьдесят шесть процентов ветров — только представьте! — дуют с юга.

Ребята в Ямбурге, прочитав это, настроились сурово:

— Дайте нам этого автора! Мы ему объясним, что на Северном полюсе еще лучше: все ветра — южные. В любое время года!

Не хочется повторяться, сообщая еще раз. что на севере Тюменской области зимой — лютый мороз, а летом — свирепый гнус. Ямбург — Заполярье, и уже этим многое сказано... Здесь мы встретили немало строителей из Нового Уренгоя, и все в один голос: условия посложнее уренгойских. Голая тундра. Берег Обской губы, а за ней, считай, уже Арктика. На пути ее сурового дыхания никаких преград нет. Откуда, кстати, название? В переводе с ненецкого ямб — большой, бург — болото. Болот здесь и впрямь хватает...

В этих пустынных краях найдены огромные запасы газа и конденсата, практически не уступающие запасам знаменитого Нового Уренгоя. Возможно, есть здесь и нефть — в геологическом отношении район разведан еще далеко не полностью. Ямбург примет эстафету от Уренгоя: в двенадцатой пятилетке и в более даль ней перспективе он даст основной прирост добычи газа. Это месторождение является как бы северным продолжением уренгойского. Оно протянулось под вечной мерзлотой примерно на 170 километров в длину и на 45 километров в ширину. Как записано в геологическом отчете о Ямбурге, «на территории месторождения не было ни одного населенного пункта... летом район месторождения преимущественно непроходим для обычного транспорта и труднопроходим даже для специального. Наиболее крупная река Пойловояха не имеет практического значения для судоходства. Ведущими транспортными артериями являются Обская и Тазовская губы. Время навигации ограничено...» Природа, как нарочно, прячет свои богатства в самых труднодоступных местах...

Откровенно говоря, с чисто внешней стороны поселок Ямбург нас разочаровал. Разномастные вагончики, жилые бочки... Лишь в отдалении поднимается микрорайон из двухэтажных домов. И сразу — первая проблема, о которой нам еще говорил работник Надымского горкома партии Станислав Станиславович Панюшкин. Почему освоение каждого нового месторождения надо начинать с того, что тащить сюда за сотни верст вагончики и лепить из них печально известные «шанхаи» — вагон-городки? Водители пятой автобазы хорошо помнят, как в кабинах машин ночевали — и это на третьем году освоения. Общежития в два яруса — без всяких удобств — есть и поныне. Неужели никак нельзя иначе?

Мы зашли, как нам посоветовали, в общежитие плавстройотряда — организация эта ведет строительство речного порта. Брандвахта — попросту баржа — неприметно приткнулась у берега. Ничего сверхъестественного внутри ее не было: просто теплые удобные комнаты: просто баня: просто водопровод; просто санузел... Чистота: при входе на брандвахту полагается переобуваться в тапочки. Среди «излишеств», пожалуй, только трехразовое горячее питание — заплатил вперед, и никаких тебе хлопот.

Большинство жителей Ямбурга этих обычных удобств лишены: канализации нет, вода привозная, очереди в столовых любой аппетит отобьют, ну, а баня считается чуть ли не роскошью: кое-где при стройуправлениях они есть, но пробиться туда удается примерно в месяц раз. А ведь с тех пор, как первый санно-тракторный поезд пришел сюда, прошло уже около четырех лет. В январе 1982-го это было...

Мы стали фантазировать: летом, по большой воде, приходят на Север оборудованные под жилье баржи (а то и теплоходы, предназначенные к списанию), бросают якорь, строители сходят на берег и сразу начинают возводить капитальные дома. А после баржа в новое место может поплыть... Впрочем, такая ли это фантазия? Вот он, стоит во льду, плавстройотрядовский «отель» в северном исполнении. А другие организации чем хуже? Бывший управляющий трестом «Ямбурггазпромстрой» Розов (переехал в Новый Уренгой) пытался «пробить» идею о таком плавучем поселке на списанном речном судне, да ничего не вышло. И нынче в Ямбурге мы так и не нашли энтузиаста, поддерживающего эту идею. Доводы скептиков таковы: ну, сколько человек разместятся на какой-то барже? Кто пустит в плавание списанное судно? Словом, сложностей много, нереально все это, и не стоит овчинка выделки...

Не знаем, не уверены... Наверное, вопрос этот требует отдельного разговора, инженерного и экономического обоснования. Мы же исходим из конкретного примера и из того очевидного факта, что разные «шанхаи» малопригодны для жилья, требуют много средств на перевозку, существуют долго — десятилетиями. И в Новом Уренгое, и даже в более «старом» Надыме с ними до сих пор никак не разделаются.

Бывший комсомольский секретарь, а теперь заместитель управляющего трестом «Севергазстрой» Игорь Александрович Гришняев рассказывал нам:

— Бывало и так — приходит ко мне женщина вся в слезах: «У меня уж дети выросли, а все в балке живем». Да разве она одна? Вы скажете: пусть уезжает, откуда приехала. Да в том и беда, что не у всех пустующие квартиры на материке, многим уехать просто некуда.

Нынче в Ямбург привозят в числе прочего жилья так называемые ВЖК — вахтовые жилые комплексы производства Октябрьского завода металлоконструкций, что в Башкирии. Убогие с виду, примитивные внутри, эти коробки — даже не позавчерашний день домостроительной индустрии. Те же вагончики, только чуть попросторней и с комнатой, куда можно свалить сырую спецодежду.

Мы намеренно не упоминаем об удобных жилых комплексах, строительство которых только разворачивается. Поздно они сюда приходят, мало их для быстрорастущего Ямбурга.

Не только домов не хватает. Почта ютится в половине вагончика; торговля на разных пятачках приткнулась: здравпункта приличного нет — с больным зубом в Надым лети: пара клубов — как в захудалом колхозе. Короче, приходится говорить все о том же как заколдованном отставании соцкультбыта.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Живой строки начало

О письмах Юрия Казакова

Мелодии семейного хора

Клуб «Музыка с тобой»