Химия

В Борахвостов| опубликовано в номере №251, ноябрь 1933
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

1

Глаза побрили выражение его лица.

Они были мягкие, теплые и голубые, с черноватым контуром. Без таких глаз его лицо казалось бы злым и жестким. Угрюмый клюв носа и длинные тонкие губы, как у птенца.

Это агроном - химик Валентин Петрович Скачков. Среди? студентов химического факультета он ничем не выделялся. В учебе он не бежал впереди всех, но и не отставал. Знал то, что требовали, но знал хорошо.

По окончании института его послали в распоряжение сибирского Маслотреста, и он очутился на Алтае.

В двадцать три года Скачков почувствовал, что от него зависит не только хорошая постановка маслодельного производства, но и человеческое существование.

Маслодельный завод, на который он приехал, работал кустарно. Молоко перегоняли на сепараторах вручную. Полученные сливки взбивали тоже руками.

Валентин Петрович сразу взялся за дело. Он начал с самого конца. С транспорта. Молоко доставлялось на завод подводами. В жаркие летние дни оно частенько пропадало еще в пути.

И Валентин Петрович решил достать грузовик. Он поехал в районный центр, ходил по учреждениям, ругался, умолял, указывал на перевозку молока в Дании, Швейцарии и прибалтийских странах, где благодаря хорошей постановке дела вырабатывают отличное масло.

Всеми правдами и неправдами он добился своего. И на завод возвратился на грузовике.

Как - то раз окно его комнаты было открыто. В него сыпался розовый снег отцветающих деревьев. В саду подымалось свежее утреннее солнце. Валентин Петрович медленно просыпался. Его переход от сна к яви никогда не бывал внезапным, если его не будили. Он просыпался постепенно, словно входил с берега в воду. Пробуждался он с ног.

Сначала пальцы, вылезшие из - под одеяла, зябко корежась, вползали в душную теплоту постели. От этого одеяло вдруг вспухало на месте колен. Потом тело неожиданно поворачивалось на бок, и изомлевшие руки выплескивались наружу.

Затем уже начинала ощущать мир и его каштановая голова.

Валентин Петрович, не открывая глаз, чувствовал, как теплый рокот завода, работавшего за стенкой, мягко втекал в уши. Химику казалось, что около него на подушке сидит огромный сибирский кот и мурлычет.

Скачков счастливо улыбался. - Уже работают. Молодцы. А меня не будят: жалеют.

И он, не открывая глаз, улыбался. Перед его зрачками вставала колонка цифр - итог вчерашней выработки.

Валентин Петрович лежал головой к окну. На его столике покоились книга «Маслоделие прибалтийских стран», перегнутая в корешке, чтобы удобнее читать лежа, коробочка с папиросами «Турист» и круглые роговые очки.

Когда Валентин Петрович открыл глаза, то увидал в стеклах очков выпуклый мир: раму окна, набухшую солнечным светом, деревья, растущие прямо из стекол, угол сарая, усыпанным воробьями, далекую фиолетовую гору и совсем близкие розовые звезды, падающие с отцветавших ветвей.

Иногда по окружности очков проходили уличные люди, прокатывались безразличные колеса телеги и сверками черные молнии птичьего полета.

Валентин Петрович открыл жадный рот и вздохнул.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены