Избиение Музы

Александр Маркевич| опубликовано в номере №1502, декабрь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Муза по утрянке была настроена, как всегда, по-боевому. Литсотрудник же, как всегда, пребывал в творческом столбняке. Как всегда, косяком шли читательские письма. За окном парили пресловутые объекты. Под окном стадно прогуливались, взявшись за руки, лесные и снежные человеки. Пресса шагала в ногу с новыми веяниями.

— На поэтическом фронте без перемен? — хилым утренним голоском осведомился литсотрудник.

— По-прежнему в ходу стихи-передовицы, — отрапортовала Муза. Телепатическим взором она вобрала в себя гору писем, мысленно разложила их по полочкам, настроила лиру и, бряцая по струнам, заголосила:

С дерева спадает красный лист. Песню запевает коммунист. Литсотрудник нахмурился:

— Эй, довольно политических виршей. Что новенького в экономике?

Муза по-абалкински прищурилась и изрекла:

— Все больше о деньгах пописывают. Вечный дефицит — вечная тема.

— Захватывающие ракурсы есть?

— «Душа и деньги». — Муза прокашлялась и затянула:

А дашь ей денег — помрет со скуки. Под грузом жалкого пятака.

Литсотрудник хлопнул себя по лбу, намереваясь шлепнуть последнего в этом сезоне комара, но промахнулся. Голова загудела. Муза ударилась в слезы — уж очень жалостливой показалась ей песнь «Я наверно схожу с ума»:

Мне дед не оставил наследства.
Отец был беднее, чем он.
На свои я живу только средства.
Оттого мне противен и так чужд миллион.

Рыдания душили чувствительного литсотрудника. Этакая приключилась с ним, понимаете ли, поэтическая асфиксация. Задыхаясь, он показал жестом — назад, мол, к классикам! Муза угрюмо процитировала:

И Пушкину не поклоняться,
И Блока не боготворить.
Самим собою оставаться,
Чтоб стих самобытный творить!

— «Своеобычный» тоже неплохо... Знаешь, Муза, почитай мне что-нибудь хорошее, а?

— «Случайно на ноже карманном...»

— Дальше! дальше! дальше!..

— Эпиграф из Александра Блока. А дальше — больше, больше, больше, и, наконец, развязка:

Чем же руководствуешься все же? Счастье — блеф, ну где ж его возьмешь? Почему же нас всегда тревожит Шурки Блока портативный нож?

— Шурка, Шурка, где твоя улыбка? — раздумчиво сказал литсотрудники запросил сильную дозу чего-нибудь философического. Муза пошарила по сусекам памяти и промелодекламировала:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

В правосудии отказано?

Со старшим следователем по особо важным делам при прокуроре РСФСР Евгением Мысловским беседует специальный корреспондент «Смены» Юрий Рагозин