Человек снегов

Савва Кожевников| опубликовано в номере №744, май 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я ответил.

«Готов уйти от семьи?»

«У меня нет семьи».

«Боишься ли ты смерти?»

«Нет, я не боюсь смерти».

Человек дал мне красный значок с изображением иероглифа «Шань» и предупредил:

«Ты сюда пока не ходи. Когда потребуешься, мы сами вызовем».

Дома меня окружили батраки:

«Нашел? Записался?»

Через несколько дней ко мне пришел посланец из организации и сказал:

«Пора. Мы дадим тебе ружье и лошадь».

И вот я сел на лошадь, и в руках у меня винтовка. Это - заветное желание любого тибетца. У нас каждый юноша к восемнадцати годам обязательно обзаводится верховой лошадью и ружьем, если для этого даже приходится продать все, что он имеет.

Я сел на лошадь, когда мне было двадцать лет. Дала ее «Снежная гора». В политике я тогда совсем не разбирался и только сейчас, в институте, узнал, что «Снежной горой» называлась в Юньнани революционная организация молодежи, которой руководили коммунисты.

Меня зачислили в конный партизанский отряд, которым командовал тогда тибетец, юноша из деревни Сератун, по семейной фамилии Дегатима, по личному имени Снанима. У него была очень сильная и быстрая лошадь. Он назвал ее Лоло, что значит «Дракон». Мне казалось, что моя лошадь еще лучше, и я назвал ее Сынгэ, что значит «Лед».

Вначале в отряде было тридцать человек, а винтовок двадцать. Вскоре в нем стало восемьдесят бойцов и появились пулеметы. Нас послали в город Хэцин. Не доходя до него, мы устроили свою базу. Разведка донесла, что в городе стоит гоминдановский отряд. По утрам солдаты без оружия ходят купаться.

- Мы поймаем их, как куропаток, - сказал Снанима.

Мы затащили на городскую стену пулеметы и стали ждать. Гоминдановцы шли строем и действительно без оружия. Когда приблизились к стене, мы остановили их, а, другая наша группа в это время забрала оружие гоминдановцев, которое стояло в казарме в козлах.

Эта удача окрылила нас, а гоминдановское командование так обозлилось, что ни днем, ни ночью не давало покоя. Дело доходило до того, что у нас оставалось по одному патрону на человека, и мы отбивались камнями.

Нашему отряду приказали прийти на революционную базу вблизи китайско - бирманской границы - Город Цзяньчуань. Туда стягивались все партизанские силы, чтобы бросить их на город Дэнчуань, аванпост гоминдановцев.

На подступах к Дзичуаню мы услышали орудийную канонаду. Никто из нас не слышал до этого орудийной стрельбы. Я думал, что умру со страха. Мы встали на колени, сняли с поясов пластинки с изображением Будды и начали молиться.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены