Человек снегов

Савва Кожевников| опубликовано в номере №744, май 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Отдай заработанное».

«Не отдам!» - заорал купец.

Я схватил его за шиворот, тряхнул как следует и пошел в передний угол, где стоял сундук с деньгами.

«Подай ключи!» - потребовал я.

Купец подал. Я отсчитал восемьсот юаней, которые нам причитались, и сказал названым братьям:

«Уходите в горы, я буду вас 'прикрывать».

Братья были уже она косогоре. Я решил, что пора бежать и мне, но в дверях неожиданно появились полицейские. Окно было открыто, я крикнул названым братьям: «Спасайтесь!», - но они вернулись, чтобы освободить меня.

Хозяин был трусливым. Он боялся, что мы будем мстить ему, и упросил полицейских отпустить меня, если мы вернем деньги. Мы вернули этому жадному человеку восемьсот юаней, за которые мучились на тропах Тибета много лет, и разошлись кто куда.

В городе Лицзян я нашел для себя новый хомут. Это я сейчас называю новую работу хомутом, а тогда был очень ей рад! Нанялся я в батраки к богатею по национальности наси. Как - то у него собрались гости. Я помогал расставлять столы и так старался, что нечаянно толкнул дочь хозяина. Она уронила посуду, рассердилась, сняла туфлю и ударила меня. Для тибетца это самое страшное оскорбление: обувь женщины не должна прикасаться к телу мужчины. Девчонка била меня своей поганой туфлей и смеялась. Я не выдержал, схватил палку и замахнулся на хозяйскую дочь, но на меня наскочил хозяин и его гости. Я бил каждого, кто попадался, а потом выбежал во двор, перепрыгнул через забор, переплыл реку и скрылся в горах.

Сколько я там прожил, не знаю. Наверное, очень долго. Одежда превратилась в клочья, волосы скатались в космы. Маленькая птичка дуцзюань показывала мае места, где нет ядовитых трав, и я питался кореньями. Однажды я увидел свое отраженье в воде и испугался. Думал, на меня смотрит метч кангми.

«Почему человек должен жить, как дверь? - спросил я себя. - Пойду в город и буду искать коммунистов». О коммунистах я слышал еще в детстве. Через нашу деревню проходила на север Красная армия. Мы все убежали в горы. Только дед мой остался. И он рассказал, что коммунисты - хорошие люди: они борются за то, чтобы все люди жили счастливо. Бойцы Красной армии чужого ничего не взяли, за пищу заплатили, а раздетым дали халаты.

Как - то на караванной тропе я познакомился со студентом. Он сказал мне: «Таким, как ты, надо идти с коммунистами». Но где эти коммунисты? В горах их не найдешь. Я вернулся в город и снова нанялся в батраки. Однажды утром услышал необычный шум. Выбежал на улицу с коромыслом, которое всегда было у меня в руках, и увидел огромную толпу людей. Она шла по мостовой, возбужденная, грозная, выкрикивая: «Долой Чан Кай - ши!», «Вансуй коммунисты!»

Я пошел вместе с толпой. На площади возник митинг. Один оратор призывал свергнуть Чан Кай - ши и взять власть в руки народа. На груди оратора я заметил красный значок, на котором был написан иероглиф «Шань».

«Что это такое?» - спросил я его.

«Мы состоим в организации «Сюа - шань», - ответил он, - «Снежная гора».

Митинг кончился, демонстранты разошлись. На площади остался я один со своим неизменным коромыслом. Что же делать?

Ночью я шепотом рассказал батракам о «Сюа - шань».

«Разыщи, где они живут, - сказали, батраки, - мы все туда уйдем».

Я пошел на гору, вершина которой была покрыта снегом. Где тут люди? Как я их найду? Не успел я так подумать, как меня кто - то окликнул:

«Что ты за человек?»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены