Без анестезии

Владимир Анисимов| опубликовано в номере №1442, июнь 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Госприемка и молодые

Все рабочие «Дальэнергомаша», с кем я разговаривал, отлично понимают необходимость такой неординарной меры, как введение госприемки, и не винят ее в возникших трудностях. Хотя повышенные требования и вызывают на первых порах подсознательный протест, хотя бригады и участки лихорадит, хотя часть рабочих поспешила уйти на другие предприятия — в целом никто не видит другой возможности поставить заслон браку, халтуре. Непонятно только, почему за накопившиеся «грехи» расплачиваются в основном рабочие? И почему не стимулируется высококачественная работа? Система оплаты труда пока практически не изменилась — она все так же напрямую зависит от количества.

Вот эту машину, — показал Старостенко. — мы не приняли.

— Почему?

— Покрашена неважно.

— Придираетесь. Не на выставку же.

— А вы посмотрите на ту, для Болгарии, — слегка разозлился Старостенко. — Есть разница? Так почему для себя должно быть хуже?

Диалог, еще недавно немыслимый. Говорили-то не об автомобилях, для которых внешний вид, сами понимаете... Хабаровский «Дальэнергомаш» делает турбины для газоперекачивающих станций, химкомбинатов. Эту тоже отправят куда-нибудь в глушь, на трассу газопровода Ямбург — Западная граница. Кто ею там любоваться будет? Да и у ОТК никаких претензий. Но с государственной приемкой спорить трудно, хочешь не хочешь, а перекрашивать машину все равно придется.

Раньше Евгений Старостенко работал в шефмонтаже, устанавливал турбины на местах. Вспомнил о той поре почти с отвращением:

— Это было немыслимо! Приходили не турбины — груды металла. И я перешел на завод.

До октября прошлого года был Старостенко бригадиром слесарей-сборщиков. Решение Минэнергомаша о присуждении бригадиру звания «Отличник качества» застало его уже в новой должности — представителя государственной приемки.

Нельзя сказать, будто «Дальэнергомаш»» выпускал такие уж негодные машины. «Груды металла» — эту фразу, конечно, не следует понимать буквально. Но вот факт, свидетельствующий, что далеко не все работали на уровне бригады Старостенко: в первый месяц своей деятельности госприемка завернула 87.5 процента продукции, прошедшей через ОТК!

Введение госприемки на «Дальэнергомаш» восприняли хотяи с пониманием, что работать по-прежнему уже нельзя, но, мягко говоря, без восторга и с известной долей настороженности. Не случайно директор завода М. М. Чечик сказал на открытом партсобрании:

— Госприемка — действенное, но обоюдоострое средство. С одной стороны, она направлена против тех, кто привык работать спустя рукава, с другой — она может ударить и по интересам трудового коллектива.

Так кого и за что «бьет» госприемка?

— Почти как у Гоголя, — обрисовал ситуацию бригадир слесарей-сборщиков Владимир Галактионов. — Объявили: «К нам едет ревизор!» И он приехал...

Галактионов был не в духе: недавно его фамилия появилась на черной «Доске бракодела».

— Сдавали узел турбины. А мне говорят: «Не подготовил испытательный стенд». Как не подготовил?! Не принес, понимаете ли, лампу-переноску. Да день-то солнечный, и так все отлично видно! «Положено» — и все тут. Ладно, принес лампу. «Почему без чехла?» И не приняли узел. На черную доску занесли. Позорят ведь не за дело!

У Гоголя после известия о приезде настоящего ревизора следует немая сцена. На заводе с приходом госприемки действие только начинается, не оставляя никого в роли стороннего зрителя. Ни одно новшество, пожалуй, еще не вызывало столько споров, конфликтов и негативных эмоций. Чем же досадили «ревизоры» заводчанам?

Разумеется, представители госприемки не стоят над душой у каждого контролера ОТК и не проверяют вторично каждую деталь машины. Они принимают готовую продукцию и отдельные крупные узлы.

Но это бы еще полбеды для завода. Госприемка стала контролировать техническую документацию, соблюдение технологических процессов, состояние оборудования, оснастки, мерительного инструмента, культуру производства.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Утешится безмолвная печаль»

Пушкин и Жуковский. История дружбы

Братья

Рассказ