Истина только одна

Виктор Малахов| опубликовано в номере №1442, июнь 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

От слов к делам: делегат комсомольского съезда за работой

За рекой Сакмарой кончился город. Едем проселком вдоль полей под горизонт. Вот наконец и Воскресеновка. Как обычно по субботам, в деревне уже затапливали баньки, готовились к выходному. И вдруг — приезд автобуса с бригадой Оренбургского РОВД. Хотя все, кроме участкового, были в штатском, «уличный телеграф» в считанные минуты известил о нашем приезде деревню. Комсомольская рейдовая бригада немногочисленна — обойти бы хоть часть домов, указанных в списке. Протиснулись в первую калитку, поднялись на крыльцо с терраской, постучали.

— Мы из милиции, — представилась следователь Лариса Горбунова, — проверяем паспортный режим — прописку и прочее, а также пожарную безопасность. Принесите, пожалуйста, паспорта, а мы глянем электропроводку, печь, дымоходы...

Такая проверка называется комплексной, но если уж нагрянули с ней, значит, ищут еще нечто, пока неназванное. В этой избе «нечто» обнаружилось на печи: две фляги с брагой, по сорок литров каждая, а в гараже бак из нержавейки литров на двадцать.

— Ну, мамаша, а змеевик-то где?

— Чего?

— Змеевик должен быть к этому аппарату. Сами покажете или мы, будем искать? Давайте уж по-хорошему: несите сразу все — и мы быстрей закончим.

— Да что вы, какой такой змеевик? Не было никакого змеевика. — А у самой глаза бегают: поверят — не поверят? — Да то ж бак просто, для домашнего вина. Понюхайте, ничем же не пахнет. Вы его не забирайте — он нужен в хозяйстве.

— Знаем, зачем он нужен, потому и забираем. А перегоняли как, без змеевика-то? В банке что у вас?

— Так, попробовали чуток, в кастрюльке над паром — не знай выйдет, не знай нет. К дочкиной свадьбе готовились.

— И эти бидоны тоже? — допытывается Лариса. — Да вы что? Всю деревню можно споить.

Вместе с участковым Иваном Николаевичем Никоновым записывают объяснения, составляют протокол и акт изъятия. «Не продавала я, — твердит баба Лена, — оговор это! От зависти все. Как бог свят, дочке ж к свадьбе поставили».

Разумеется, самогонщик не в состоянии всерьез конкурировать с ликеро-водочным заводом, а вот свести на нет меры по ограничению производства спиртного он может. Тем более в деревнях, где расчет за услуги неизменно переводится на бутылку. Привезут бабке дров — гони пол-литра. А где его взять, если в магазине нет? И идут на поклон к соседке и платят ей за «добро» деньгами или чем возьмет...

В таких рейдах секретарю комсомольской организации Оренбургского районного отдела внутренних дел Ларисе Горбуновой приходится участвовать едва ли не каждую неделю. И называется это работой по профилактике правонарушений. Но главные ее обязанности другие: ведь она следователь.

Из разговора с Ларисой Горбуновой: «Сначала-то желание было немножко другое — стать криминалистом. С мамой не раз приходилось спорить. Она считала, что не женское это дело, и вообще хотела, чтоб единственная дочка стала врачом. Но, как выяснилось, я крови боюсь. И сейчас вот, когда выезжаю на дорожные происшествия, мне как-то не по себе. Но понемногу стала привыкать. Нет, теперь все, конечно, не так, как прежде, уже не надо доказывать, что моя профессия вполне женская.

И мама, и муж относятся с пониманием. Тут как-то подняли меня на происшествие в четыре часа утра, смотрю, и Андрей вскочил. «Ты чего, — говорю, — дежи уж». «Да завтрак тебе соберу, а то ты спешишь». Приятно, когда понимают. Вот начальник нашего следственного отделения Лидия Семеновна Ибрагимова. Сколько она с нами, новичками, повозилась-понянчилась, не рассказать. Вроде и дела нам поручают пока довольно простые — и в институте, и на сборах такие ситуации прокручивали, — и все равно боишься ошибиться, бежишь с вопросами к старшим. А у Лидии Семеновны опыт огромный, самую суть дела сразу ухватывает и ни одной мелочи не упустит. Мне бы так. Я же следователем первый год только, и законченных дел у меня и десятка не наберется. Хотя всего в этом отделе милиции уже пять лет. Пришла сразу после школы, работала паспортисткой, вечерами училась в юридическом и все присматривалась к работе наших асов и представляла себя на их месте — как бы я вела сложное расследование? В мечтах оно все просто...

Что еще? Секретарем комсомольской организации вот уже третий срок, а в этом году выбрали меня делегатом XX съезда ВЛКСМ.

Среди делегатов были и работники милиции. Всех нас, как выяснилось, заботит, что престиж милиции не всегда еще на высоте. Лично мне съезд открыл глаза на возможности и права комсомола, которые пока слабо используются. Мы, делегаты, договорились сохранить наши мандаты как обязательство осуществить все, что вместе задумали. Долгое время в Оренбурге не решается вопрос о строительстве молодежного жилого комплекса для милицейских работников. Помочь сдвинуть дело с мертвой точки — это сейчас и мой долг...»

— Ну-ка, ну-ка, ты что мне говоришь? Вот на предварительном дознании твои же слова? Нет уж, Саша, раз начал, говори все, как было.

По другую сторону стола парень восемнадцати лет — один из участников прошлогодней драки у клуба. Дебоширы тогда отделались 50 рублями штрафа. По настоянию потерпевшего дело возбуждено вновь.

— Так как же, шумели вы в клубе или не шумели? А? Сеанс-то сорвали?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Без анестезии

Госприемка и молодые

Сказка о тройке

Фантастическая повесть

Кто ходит на «Форум»?

Клуб «Музыка с тобой»