Барбара Майклз. «Эмми, вернись домой!»

Барбара Майклз| опубликовано в номере №1742, декабрь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Как там ее зовут, насколько я поняла, уборщица, – язвительно заметила Рут и сняла со спинки стула носок. – Было бы намного лучше, если бы ты не оставлял одежду на стульях, не бросал газеты на пол, уносил на кухню грязные кофейные чашки и хотя бы изредка опустошал пепельницы...

Она принялась за уборку и через пару минут протянула хозяину переполненную корзину для мусора, в которую с трудом вместила содержимое пепельниц.

– Поразительно, – пробормотал Пэт, прижимая к груди корзину и окидывая комнату изумленным взглядом. – Честное слово, она полностью изменилась.

– Где пылесос? Надеюсь, у тебя есть пылесос?

– Конечно, есть, но не хватало еще, чтобы ты убирала мой дом. – Макдугал поставил корзину на пол посреди комнаты. – Если уж так хочется, можешь поиграть в домохозяйку завтра утром. Сегодня же вечером мы должны поговорить. Разве ты не хочешь узнать, что выяснил Брюс?

– Конечно, хочу, – рассеянно кивнула Рут.

– Тогда пройдем в гостиную.

Несмотря на грязь и беспорядок, лишь слегка потревоженные небольшой уборкой, в гостиной было очень уютно. Обследуя ее, Рут завернула за диван и с испуганным криком остановилась. На полу неподвижно лежала крупная собака.

Макдугал подбежал к гостье и, увидев собаку, облегченно вздохнул, правда, с легкой гримасой отвращения.

– Это Леди.

Леди лениво открыла один глаз, оглядела Рут и Пэта, пару раз негромко пролаяла и вновь погрузилась в дремоту.

– Ленивее собаки я еще не видел, – угрюмо проговорил Пэт.

Сара опустилась на пол и начала гладить голову овчарки.

– Славная девочка, красивая Леди. Бедняжка...

Сколько ей лет?

– Два года, – ответил профессор. – Тут дело не в возрасте, а в характере. Половину времени она проводит перед миской с едой на кухне, и я спотыкаюсь об нее всякий раз, когда захожу туда, а вторую половину – валяется перед камином и ждет, когда я разведу огонь. Глупая собака, – ласково пробормотал он, и пасть Леди раскрылась в усмешке нежного презрения.

– Вижу, вы хорошо понимаете друг друга, – рассмеялась Рут.

Она чувствовала себя здесь, как дома. Ей казалось, будто они всю жизнь живут в этой милой и уютной комнате.

Сара сидела по-турецки на коврике перед камином. Леди снисходительно положила свою большую голову на колени девушке и громко вздыхала. Брюс скромно устроился напротив камина и смотрел в пространство перед собой. Пэт развалился в любимом кресле и, улыбнувшись Рут, поднял стакан, как бы провозглашая приветственный тост в честь гостей.

– Мне ужасно не хочется нарушать такую уютную атмосферу, – язвительно произнес Брюс.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Моя голова

Рассказ

Сергей Заяицкий. «Человек без площади»

Рассказ. Публикация - Станислав Никоненко

Джереми Йорк. «Лики смерти»

Рассказ. Перевод с английского Марины Жалинской