Рассказы

Гундрун Паузеванг| опубликовано в номере №1480, январь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Ну, он с нами еще наплачется, — заявил Франк, и мы приготовили трубки и рогатки...

Наш новый классный руководитель, герр Шпорнер, оказался не таким уж несведущим. Он, видимо, изучил обстановку и знал о нас если не все, то многое. Когда на уроке началась стрельба бумажными шариками, учитель сухо заметил:

— Не очень-то оригинально. Старо как мир. Чтобы меня удивить, придется вам придумать кое-что получше.

— Уже было все, — пробормотал Ханнес.

Э, нет, — возразил Шпорнер. — Например, не было спокойствия, полного спокойствия. Во всяком случае, я еще не встречал по-настоящему спокойного класса. Девочки захихикали, а Ханнес только сказал: «Фэ».

Шпорнер сделал вид, будто ничего не заметил. Он мечтательно посмотрел в потолок:

— Это было бы подобно удару молнии: класс, спокойный до невозможности, в то время, как учителя с напряжением ждут, в какую же передрягу я с вами попаду. Они были бы просто ошарашены! Но забудем об этом, все равно у вас ничего не получится. Спокойствие достигается за счет крепких нервов и высочайшей концентрации.

Ханнес громко рассмеялся и хлопнул себя по коленям:

— Мы — и спокойные!

— Вот именно, — сказал Шпорнер. — В этом-то и заключается самое потрясающее.

— Собственно, великолепная идея, — изрек Франк.

— Мы сможем, — подумал Анди вслух. — И если кто-то выйдет из игры, я ему покажу.

— Спокойствие! Об этом только говорить легко, — ответил Шпорнер. — Представьте себе, вы должны обращаться с товарищами так, будто они оправились от тяжелой болезни и нуждаются в самом бережном отношении.

Мы взвыли от восторга. Идея захватила нас. Быть диким, наглым, задиристым — к этому мы привыкли. Стать же добрым и спокойным — очень заманчиво. С этой минуты должно воцариться полное спокойствие!..

В класс зашел директор, ошеломленно огляделся, уставился на нас и в полной тишине спросил:

— Что случилось?

— Я бы тоже хотел знать, — ответил Шпорнер. — Ничего не понимаю. Класс, как я слышал, считается худшим в школе, но никогда еще меня не встречали так доброжелательно и вежливо.

— Что вы задумали, сорванцы? — недоверчиво спросил нас директор.

Мы смотрели на него невинными глазами, отрицательно качали головами, никто не смеялся.

— Не верю я в это спокойствие, за ним что-то кроется. Скоро они себя покажут...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Тяжелая лира

Владислав Ходасевич: возвращение поэта

Шаг к многоликости

В Манеже прошла Всесоюзная выставка молодых художников, посвященная 70-летию ВЛКСМ