Рассказы

Гундрун Паузеванг| опубликовано в номере №1480, январь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Ты будешь посмешищем в молодежном пальто, — воскликнула бабушка и заплакала. — Да еще с таким капюшоном, с ужасными яркими цветами!

— Видишь, какой фурор ты произвела своим сумасшедшим решением! — подал голос отец.

— Немного шума никогда не помешает, — ответила бабуля.

— Ты всегда так делала, — воскликнула с досадой бабушка. — Нам приходится ужасно волноваться за тебя! Помнишь, как ты бросила свой материнский крест в кучу навоза и грязи во дворе, да еще так, чтобы все могли увидеть. Твой поступок поставил нас в затруднительное положение.

— Да, — сказала бабуля. — Я вырастила своих сыновей для войны. Через полгода после гибели пришло известие о смерти моего Бруно. В тот день я выбросила крест туда, где было его настоящее место. Мне так хотелось избавиться от этой штуки...

— А что значит «материнский крест»? — спросил Роберт.

Этот орден давали матерям, родившим четверых или пятерых детей. Во всяком случае, у меня достаточно причин бороться за мир, — упрямо промолвила бабуля...

В 11 часов в воскресенье, сгруппировавшись вокруг кресла-коляски, семья отправилась на демонстрацию. Бабулю упаковали грелками, обложили таблетками от сердца и диетической пищей. Мать с балкона прокричала им вдогонку уйму предостережений и советов:

— Если вас остановит полиция, ссылайтесь на бабулю, ее они не тронут.

Франк и Роберт улыбались.

— Ты успокойся, моя дорогая, — пропищала бабуля своим тоненьким голоском. — Ответственность за всех я, целиком и полностью, беру на себя.

Полдня мама обеспокоенно металась между балконом и телефоном, но звонков не было, и домочадцы все не возвращались. Наконец, спустя 5 часов, «честная компания» вернулась в прекраснейшем расположении духа.

— Я так волновалась за вас, — облегченно вздохнула мать.

— Напрасно, — ответила бабуля. — Все прошло замечательно и без приключений, не так ли. Эльза? Не то. что ваши вопли в среду. Полицейским не пришлось вмешиваться, и речи были хорошие, я готова подписаться под каждым произнесенным словом.

— Съела всего один бутерброд с творогом и чесноком, — пожаловалась бабушка, а отец оживленно рассказывал:

Кого я там только не увидел: рокеры, гаммлеры, девушки в длинных хлопчатобумажных одеяниях. Но большинство составляли нормальные люди, среди них был даже мой шеф.

— Всего один бутерброд с творогом, — повторила бабушка, сморщив лоб.

— Почему бы и нет? — удивилась прабабушка. — Энне купила себе бутерброд в ларьке на улице. От него исходил аппетитный запах, и я попросила купить мне такой же.

— Это же вредно для твоего здоровья, — вздохнула мать.

— Он уже пошел мне на пользу, — возразила бабуля.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

По ту сторону решетки

О плюсах и минусах новой модели ВТК

«ЧайФ»

Владимир Шахрин: от депутата до рокера