В песках Алжира

В Иванов| опубликовано в номере №750, август 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Окончание. См. «Смену» №№ 13 - 15

Ночное происшествие

Однажды ночью нас разбудил осторожный голос.

- Мусье русс! Мусье русс! - тихо звал кто - то.

Свинцов, спавший со мной рядом, толкнул меня в бок.

- Кто это может быть? - прошептал он.

- Понятия не имею, - ответил я и тихо позвал по - французски: - Товарищ, подходите ближе!...

В темноте мы увидели полуголого человека в чалме, но не могли различить, стар он или молод. Ночной гость начал что - то быстро - быстро говорить. Я не понял ни одного слова, только почувствовал волнение алжирца. Встав с постели (если так можно назвать каменный пол в неглубокой пещере, застланный брезентом), я обнял за плечи незнакомца и усадил рядом с собой.

- Говори, друг! Только спокойней. Ты среди людей, которые сделают все, что в их силах. Слышишь?

Вместо ответа алжирец разрыдался. Его худые плечи прыгали под моей рукой. Я почувствовал, как предательская струйка ползет и у меня по щеке. Оказалось, что трое его товарищей заболели почти неизлечимой здесь болезнью - тропической малярией. Спасти их могли только «белые горькие порошки». Мы догадались, что речь шла о хине.

Алжирцы работали на прокладке тоннеля по найму, но несли бремя наравне с каторжанами. Им платили гроши, которых не хватало на пропитание. Они умирали сотнями. Одиннадцать товарищей Рахмата (так звали алжирца) уже погибли от той же малярии. Теперь их осталось трое. Если умрут и эти его друзья, он останется один, и, конечно, белого света ему не видать.

Рассказ Рахмата заставил нас в ярости сжать кулаки: до каких же пор будет страдать алжирский народ! На своей земле он не знает пристанища и обречен на медленное вымирание. Мы знали, что из года в год исконных жителей Северной Африки становится все меньше и меньше, зато жиреют и богатеют колонизаторы... Хотелось кричать от тоски и боли. Хотелось взять оружие в руки и бить, бить, бить, чтобы не оставалось этого жадного воронья на алжирской земле. Но бить, к сожалению, было нечем...

- Что же делать? - заговорил Свинцов после тягостного молчания.

- Ума не приложу, где можно достать хину.

И вдруг у меня мелькнула спасительная мысль:

- Слушай, Василий, а если у жандармов... Свинцов сразу понял мою мысль и схватил меня за руку.

- Молчи! Все ясно.

Он быстро поднялся, но я вцепился в его рукав.

- С ума сошел! Тебя же схватят одного. Палатка с аптечкой тщательно охранялась жандармами - это мы хорошо знали, и все - таки мину нужно добыть! Решили обхитрить жандарма, который стоял на посту.

Было далеко за полночь. Звезды - разноцветные, крупные - светили ярко. Луна хотя и скрылась за горой, но ее бледный свет заливал окрестности.

Мы разделились: Свинцов притаился у входа в палатку, а я залег в другой стороне. Когда жандарм был от меня поблизости, я бросил камень далеко в сторону. Жандарм круто повернулся на звук, вскинул винтовку и замер.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены