Распускаются листья

Анатолий Безуглов| опубликовано в номере №750, август 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Верочка, вы приготовили препараты?

- Нет, Елена Ивановна. Будут готовы завтра - Лицо Рощиной стало строгим.

- Опыт я ставлю не завтра, а сегодня вечером. Задержитесь и сделайте...

- Не могу, Елена Ивановна, - залепетала Верочка, краснея. - У меня сегодня... Я иду в театр...

Но Рощина уже скрылась за дверью, и девушка только растерянно посмотрела ей вслед.

В комнате стало тихо. Слышно было лишь попискивание подопытных мышей.

- Сама себя изводит и нас мучает, - вздохнула круглолицая Клава. - Да не горюй, Верка! По закону в четыре часа можешь уйти.

- Уйдет, - скептически усмехнулась Нина, - а потом этот синий чулок ее со свету сживет... И что только стало с ней, будто сглазили нашу Елену Ивановну.

... Два года назад Рощина пришла в лабораторию из аспирантуры медицинского института. В лаборатории приняли эту тоненькую черноволосую девушку с большими зелеными глазами за лаборантку и очень удивились, узнав, что ей не восемнадцать, а полных двадцать шесть и она уже кандидат наук. Все, начиная с заведующего лабораторией и кончая вахтерами, с первого же дня называли Рощину просто Леночкой.

Леночка сразу приступила к разработке серьезной научной проблемы и обнаружила в этом вопросе солидные знания. Оказалось, что она работала над детской противогриппозной вакциной еще в аспирантуре. Исследование двигалось настолько успешно, что через год в распоряжение Рощиной выделили специальную научную лабораторию. Десять лаборантов и врачей находились теперь в ее подчинении. Впрочем, слово «подчинение» не совсем точно выражало отношения, сложившиеся в то время между Леночкой и ее сотрудниками. Девушки - лаборантки болтали с ней о нарядах, о предстоящих отпусках, поверяли свои маленькие сердечные тайны, советовались, как с подругой.

Еще задолго до организации исследовательской группы Рощиной молодые врачи Захаров и Одинцов прониклись к ней каким - то подозрительным уважением и стали завзятыми любителями лыжных прогулок, балета, художественных выставок - словом, всего того, что любила Леночка. Спустя некоторое время один из них вынужден был отступить... С тех пор и на выставках и в театрах Леночка появлялась только с Одинцовым. В лаборатории стали поговаривать даже о свадьбе...

Но вдруг у Леночки обострилась какая - то старая болезнь, и она целый месяц пролежала в институте переливания крови. Выписавшись, Рощина уехала в Ленинград. А когда вернулась, все сразу подметили в ней разительную перемену. Леночка стала замкнутой и строгой. С каким - то ярым ожесточением набросилась на работу, а все остальное будто перестало для нее существовать. Если к ней обращались в прежнем дружески - шутливом тоне, она сердито сдвигала брови, отвечала сдержанно и сухо; во время разговора часто смотрела мимо собеседника и, казалось, вовсе не слушала его.

Вскоре о новой вакцине, создаваемой научной группой Рощиной, заговорила печать. Леночка становилась в глазах сотрудников солидным научным авторитетом. И как - то само собой получилось, что прежние отношения с ней многим показались не очень удобными. Все стали обращаться к ней только на «вы». Однажды произошел случай, еще больше изменивший ее отношения с подчиненными. Лаборантка Клава, как обычно, без стука вбежала в кабинет Рощиной. Ей хотелось показать Леночке новый кроссворд.

- Что это у вас? - резко спросила Рощина.

- Журнал, - весело сказала Клава.

- Спрячьте и никогда больше не приносите посторонних вещей в лабораторию и не входите ко мне без разрешения.

- Хорошо, Елена Ивановна.

Имя и отчество вырвались у Клавы невольно, под влиянием официального тона самой Рощиной, но с этого дня все лаборантки стали называть своего руководителя только так.

Ее раздражение проявлялось по самым пустяковым поводам. Все давно знали, например, что доктор Захаров много курит. Дымить в кабинетах запрещалось, и он через каждые сорок - пятьдесят минут, отрываясь от работы, выходил в коридор. Прежде Рощина только незлобиво журила курильщика, теперь же, встретив его в коридоре, вдруг вспылила:

- Вы же не мальчик, Леонид, и должны понимать... Надо работать, а вы прохлаждаетесь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены