Волки

Майя Валеева| опубликовано в номере №1316, март 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Новое имя

В традиционной рубрике «Новое имя» наш журнал постоянно знакомит читателей с творчеством начинающих прозаиков и поэтов. Но вот в № 15 «Смены» за 1979 год такую рубрику можно было поставить к каждому материалу – он был посвящен творчеству подростков. В этом номере редакция напечатала рассказы двух шестнадцатилетних девочек: «Предательство» Майи Валеевой из Казани и фантастический рассказ «Испытание» Марии Мамоновой из Москвы.

За прошедшие годы «Смена» не теряла творческих контактов с юными авторами, были на их пути, конечно, и неудачные пробы пера, и вот в этом номере мы с радостью печатаем новые рассказы Майи и Марии.

Майя ВАЛЕЕВА – студентка Казанского университета, ее будущая специальность – «охрана природы». Природа, отношение человека к животным – это и главная тема ее творчества. Слово «творчество» в данном случае _ совсем не громкий аванс Майе. Она автор книги «Повесть о черной собаке», сейчас работает над повестью о студенческом движении по охране природы, в котором и сама принимает активнейшее участие.

Мария Мамонова теперь студентка философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. Увлечение фантастикой осталось, но она стала активно пробовать себя и в реалистическом жанре. «Сенька-грибник» – одна из этих проб, на наш взгляд, удачная.

Хотелось бы получить ваши отклики на публикуемые рассказы, дорогие читатели, ведь они так важны для начинающих прозаиков, делающих первые шаги по тропке, ведущей к литературному мастерству.

Памяти Валерия Ринчинова

В морозную и светлую ночь волки вышли на окраину леса. Они стояли на пригорке и смотрели на поселок. Пахло человеком, собаками, лошадьми, дымом – всем, что так пугало и так немыслимо влекло их. Волчица посмотрела на свою тень и тень волка, потом подняла голову. Блеск луны всколыхнул все внутри, и ей почудилось, что она видит лицо человека. Извечный страх перед ним сковал ее, и она затянула длинную высокую ноту.

– Ай-йо-у-яй-яй! – басом ответил волк.

На крайнем дворе, за забором, залаяла собака. Волк отступил назад, тронул волчицу носом. Она не обратила на него внимания и запела громче. «Мой хозяин, он вам даст, даст, даст!» – захлебывалась собака. Волк тихо зарычал. Его пугала непонятная привычка волчицы выходить каждую ночь к поселку.

К этой зиме она стала взрослой, и, молодая, красивая, посеяла в стае волнение и суматоху. Дрались старики и слабенькие переярки, пока не появился он – крупный и широколобый. Весной убили его старую светло-серую подругу, и он долго тосковал о ней. Но эта, высокая, подозрительно рыжая, взбудоражила в нем все прежнее, и он без труда отбил ее у своих соперников.

Во дворе, где лаяла собака, заскрипели ворота, и волк понял: это человек. Он предупреждающе зарычал, но не тронулся с места – не мог оставить свою подругу. Волчица как завороженная смотрела на человека, и в ее глазах был страх. Она попятилась назад. Она впервые видела человека, но пошла к лесу лениво, хотя и дышала тяжело, открытой пастью. Сзади нервной трусцой шел волк. Она оглянулась. Человек все стоял, и по светлому снегу тянулась его черная кривая тень.

Толян услышал лай Туза и тут же вскочил. После жарко натопленной избы на морозе перехватило дыхание. Черный лохматый Туз гремел цепью и надрывался в лае. Толян вышел за ворота и увидел волков.

Он весь задрожал от возбуждения. Волчьи шкуры, серые, темные, пушистые... Снова мерещатся, не дают покоя. Вот они, волки. До них рукой подать. Но вдоль леса тянулись один за другим полосатые столбы. Даже волков охраняли в этом проклятом заповедном лесу.

И снова явились видения. Волк в его капкане прыгал, рвался, лязгал зубами. А он с размаху бил прикладом по оскаленной пасти, по мутным от бешенства глазам. И волк визжал, извивался под его ударами. А он все бил и бил по уже бездыханному телу...

Толян очнулся потому, что весь окоченел. Волки исчезли.

– Заткнись! – Толян пнул собаку ногой, и Туз, поджав хвост, полез в конуру. Толян вошел в сени, вытащил капкан. Он поглаживал толстую тугую пружину, а перед глазами снова и снова метался волк.

В Игрим мы приехали утром. Потрепанный грузовичок остановился у двухэтажной бревенчатой конторы Игримского заповедника. Вышла пожилая красивая женщина, и мы узнали тетю Ульяну. Она была в заповеднике лесничим и тоже вспомнила нас. Тетя Ульяна улыбалась:

— Приехали наконец! Мы ведь вас ждали. Сейчас вот Михалыч выйдет, директор наш новый.

— Здрасте, тетя Уля! – закричали мы наперебой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены