Зона конфликта

Максим Земнов| опубликовано в номере №1471, сентябрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Есть родители, которые внушают то, что делают сами. Они очень правильные, добропорядочные. Но и тут получается «сбой», если в доме скучно, тоскливо, хотя и тапочки стоят там, где положено («Каждая вещь должна знать свое место»), и все лежит в футлярчиках, на полочках. И вечное: «Ты не туда положил... Ты не то читаешь. Надо это».

Ребенок думает: я так не хочу, мне скучно, неинтересно. Дети не хотят повторять жизнь своих родителей. Мы спрашивали у подростков: хотели бы вы походить на ваших родителей? Примерно каждый пятый ответил: категорически нет. И это не в особенно конфликтных семьях, скорее в тех, где жить просто скучно.

У себя в консультации я попросила подростков определить, в какой цвет «превратились» бы их палы и мамы. Одни выбрали черный, другие синий. Третьи — серый. Это — ничто, пустота, скука. А они не хотят быть серыми. Как угодно, но только «раскрасить» свою жизнь. Это могут быть и компании с отклоняющимся от общепринятого типом поведения, которые ломают скамейки и бьют стекла. Хулиганство — как форма протеста. «Раскрашивают» жизнь и наркотиками, и алкоголем...

— Видимо, это происходит потому, что личность, собственное «я» еще не сформировано. Девиз: «Лишь бы не было скучно. Живем один раз. Бери от жизни все, пока ты молод, и никаких проблем!» — пока, может быть, единственный.

— Да, мы нередко наблюдаем в подростках «ноль самосознания». Они вообще часто не понимают, кто они такие, что им от этого мира нужно. «Ну, что ты барахло на себя напялил, цепь, перчатки, бляхи? И ты уже счастлив, и больше ничего не нужно?»

Границы «я» не сформированы, размыты. Я могу еще не знать, где границы моего «я», но уже нужно знать где не «я».

В фильме «Легко ли быть молодым?» есть герои с высоким уровнем самосознания, хотя они кого-то могут и раздражать. И они резко выделяются из общей массы. И наверняка с возрастом они снимут свои бляхи и станут талантливыми инженерами, скульпторами, режиссерами.

— То есть все аксессуары металлистов или панков со временем, отработав, отпадут за ненадобностью?

— Не у всех. Есть и такие, для кого символика — это все. Если она исчезнет, то ничего не останется. Поэтому им так приятно видеть на лицах взрослых обескураженность: «спартаковцам»

приятно чувствовать, что их боятся, когда они вваливаются в вагон электрички. Они тешат какие-то свои животные инстинкты.

Кстати, групповое изнасилование у подростков часто преследует не физиологические задачи, они стремятся покуражиться, максимально унизить человеческое достоинство.

В фильме Подниекса есть тема потери друзей. Герой проходит, пытаясь растормошить их, но тщетно. Это прощание. Им в разные, противоположные стороны. У. него есть свое «я», он боится его потерять. И он не будет ни колоться, ни заниматься групповым хулиганством.

Один американский психолог провел исследование среди подростков с отклоняющимся типом поведения, в основном пуэрториканцев. Там, где был высок уровень самосознания, отклонения в поведении минимальные; там, где оно низко, отклонения максимальные. И когда этот уровень удалось поднять, то у этих жутких, отпетых подростков проблем с полицией не стало.

Но это «я», самосознание, появляется не вдруг. Чем вообще зрелый подросток отличается от незрелого? Не тем, что он обо всем судит и делает, как взрослый (это патология), а тем, что у него есть навыки, инструмент исследования себя.

— Но до 17 лет полностью, да и потом в значительной степени сын (дочь) живут на содержании у родителей. И считать себя «независимым», «самостийным» можно сколько угодно, но это плохая мина при плохой игре: дети-иждивенцы. И эта максимальная зависимость часто порождает конфликты с родителями: «Я тебя кормлю, одеваю, а ты...». Со своей стороны подросток не хочет и не может притворяться, идти против своего «я». — Конфликты, проблемы в общении с родителями бывают самыми разными. Допустим, родителям не нравится музыка, которую слушают их дети, друзья, с которыми они водятся. В этом нет ничего страшного, если между ними в принципе хорошие отношения. Это чисто поколенческие проблемы. Просто родители боятся, что ребенок их разлюбил, что кого-то он любит больше, чем их. Им нужно дать понять, что это не так. Наступил такой момент. И родители должны смириться с тем, что им придется делить «своего» ребенка с кем-то еще. Любящие родители готовы это принять, они просто не осознают своего эгоизма. Когда им указываешь на логические противоречия их позиции, они готовы на компромисс, особенно если ребенок подкрепляет это своим желанием понять их.

Но бывают и очень сложные ситуации. Однажды в консультацию пришла женщина и сказала: «У меня страшное несчастье. Я хочу покончить с собой. Мой сын вырос. В 18 лет он впервые справил Новый год не дома... Мать ему уже не нужна». С такими мамами в таком возрасте сделать уже ничего нельзя. Потому что для них «отпустить» ребенка — часто единственного — это катастрофа.

Вот интересный пример. Приводят ко мне на консультацию подростка-металлиста. Прекрасный парень, отлично понимает ситуацию в семье. Говорит: «Я понял, что с родителями не договоришься. У них свои правила, но я не хочу по ним жить: у меня есть свои. Я не сделаю ничего дурного, они зря волнуются. Они думают, что если я «играю» не по их правилам, то меня ждет колония...»

И я совершенно спокойна за этого мальчика. С ним все в порядке. «Не в порядке» родители. Они страшно пугаются перчаток с заклепками. «Но, — говорит он мне, — посмотрите, они мягкие». Я спрашиваю: тебе приходилось драться? «Да, — отвечает, — недавно встретились с люберами, у нас девчонки были, они и девчонок бьют, подрались. Но чтобы я ни с того ни с сего ударил человека! Я вообще по лицу бить не могу».

Он способен на эмоциональную привязанность, поразительную терпимость. «Я их люблю, родителей, — говорит. — Ну бог с ними, я буду делать, что они хотят». У него в 15 лет отеческое отношение к родителям. Он «взрослее» собственных родителей. У него выше «уровень терпимости».

Я вообще считаю, что это один из самых главных показателей развития личности. Чем человек более терпим, тем он духовно выше.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Всего шесть секунд

XXII олимпиада — первая в жизни Сергея Бубки