Зеркало и маска

Наталья Родионова| опубликовано в номере №1471, сентябрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Все платье было другое, сшитое в Москве и хорошим портным; но и в платье был недостаток: слишком уж сшито по моде (как и всегда шьют добросовестные, но не очень талантливые портные) и, сверх того, на человека, нисколько этим не интересующегося, так что при внимательном взгляде на князя, слишком большой охотник посмеяться, может быть, и нашел бы, чему улыбнуться. Но мало ли отчего бывает смешно?» (Ф. М. Достоевский «Идиот»).

Слишком по моде... Как-то в одном журнале прочла: мода существует для того, чтобы убеждать, что мы можем стать чуточку интереснее, своеобразнее, лучше. Можем стать? Нет, скорее казаться себе немного лучше, своеобразнее, интереснее. И что же такое мода, как не исполинское, подчас кривое зеркало человечества и одновременно его надежная маска, как не знак вечного обновления, не наше желание новизны и риска, поиска гармонии в парадоксе?

Одет модно, говорим мы о ком-то, стремясь подчеркнуть его внимание к своему костюму, и чаще всего подразумеваем: одет хорошо. Но, удивляясь особой тонкой красоте наряда, красоте одухотворенной, безупречному владению своим платьем, мы вспоминаем об элегантности.

Элегантный — в переводе с французского — изящный, изысканный. Слово сравнительно молодое, возникшее в XVII веке как синоним изящества в одежде. Но сегодня оно уже, кажется, переросло себя.

Вам, конечно, случалось обращать внимание на безупречно одетых молоденьких девушек и тут же припоминать, что подобный классический туалет вы уже видели в журнале мод и он поразил вас продуманностью и элегантностью. Но почему же тогда этот «живой» образ с налетом некоей нездешности вызывает если не насмешку, то откровенную досаду? Что же неуловимое потеряно? Что разрушило гармонию?

Обращусь за помощью к признанным авторитетам.

Милена Брабцова-Штросова, модельер из Чехословакии:

— Как понимаю элегантность? Как простоту поведения, линии, цвета, формы наряда, чтобы ничто не раздражало взгляд.

Вячеслав Зайцев, главный художественный руководитель экспериментального Дома моды:

— Элегантность — это отсутствие одежды человеку, его рам, стилю жизни, гармония мех обликом и бытием, как точно заметил Пьер Карден. И потому элегантным я могу назвать не только и не столько одетого современно, но обязательно необычайно корректного, деликатного человека. И одежда — составляющая этой гармонии, соединяющая все детали. Но я могу простить человеку любую одежду, если он доброжелателен и умен.

— Ваша любимая тема сегодня — одежда для женщин в возрасте элегантности. Почему именно сейчас?

— Потому что слишком велик натиск молодежных тенденций. И чтобы было кому подражать, вновь на пьедестал мы выдвигаем человека зрелого — мужчину и женщину элегантного возраста — воспитателей и духовных, и эстетических.

Возраст элегантности — время человеческой зрелости. Но можно ли в таком случае говорить об элегантности молодых? Более того, пока ты молод, пока ты в поиске, стоит ли вообще стремиться к безупречной выверенности одежды?

— Стоит! — утверждает искусствовед Общесоюзного Дома моделей одежды Нелли Аршавская. — Правда, соразмерность возраста и элегантности — вопрос спорный. С одной стороны, это, конечно, зрелость — физическая, духовная, эстетическая, — знание себя, до которого надо дорасти. А с другой — это дар природы, свойственный некоторым с младенчества. Вы замечали, что таким людям все идет? Они умеют надеть вещь и забыть о ней. Понимаете? Тот самый прекрасный артистизм без следов усилия. Это умение чувствовать и носить одежду, соизмеряя ее с обстановкой, изысканность форм и линий, благородная согласованность цвета, целостность ансамбля одежды и облика владельца, отсутствие случайных вещей. Никаких излишеств — все в меру!

— Но так можно определить скорее классический костюм?

— Верно, элегантность чаще всего и связана с классикой. Однако может быть и очень смелой, соответствовать самому дерзкому авангарду моды, оставаясь при этом вершиной гармонии. Поэтому сегодня у нее несколько значений. Она — и свойство самой модели, и умение носить любой наряд. И во втором смысле вполне применима к молодежи. Самый перегруженный деталями, очень далекий от строгого идеала костюм можно носить изящно, сочетая его со стильной обувью, сумкой, украшениями, прической, походкой. Но непременно раскованно, свободно, задорно!

Мода сегодня не просто демократична, она фантастически великодушна, не диктуя, не требуя, а лишь мягко и ненавязчиво советуя. Единственное, чего она не прощает, — это слишком педантичного к ней отношения. Кстати, примечательный парадокс: тонкие, изысканные люди часто бывают неуклюжи в моде, с трудом подбирая для себя современный образ. И, наоборот, люди, не обремененные глубокими эстетическими ценностями, легко вписываются в популярный стиль.

Но любая мода дает свои ориентиры и рецепты. Сегодняшний молодежный авангард строится на сопоставлениях, сочетаниях пропорций и стилей, скажем, спортивного и фольклорного. Актуальны женственно-романтические модели. Но лидирует, пожалуй, классика, точнее — неоклассика. А молодежь скорее играет в классику — легко, чуть небрежно. Ведь в основе отношения молодых к одежде остается спортивная повседневность. Поэтому позволительно надеть цветастую юбку, строгий английский пиджак с закатанными рукавами и дополнить все это мужскими ботинками. Но впечатление целостности не должно разрушаться. Все предметы нового костюма сами по себе сдержанны и традиционны, но строится ансамбль на неожиданных контрастах. Однако если уж смешиваются стили, то не контрастируют цвета, и наоборот. Законы гармонии по-прежнему в силе. Играйте с модой, шутите с ней, но не фальшивьте!

— Что же все-таки не разрешает мода? — спрашиваю напоследок Аршавскую.

— Только то, что уродует вас, например, мини-юбку при полных ногах. А в остальном — дерзайте!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены