Золотые початки

Ал Дунаевский| опубликовано в номере №680, сентябрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Люба решительно отказалась сажать там кукурузу. Но бригадир предупредил: «Не надейся на хорошую землю».

- Почему же звеньевая в райком комсомола не обратилась? - перебила Клаву Горлова.

- Как же, обращалась. К Писареву, к секретарю райкома. Парень он неплохой. Посочувствовал Любе, снял телефонную трубку, кому - то позвонил, кто - то ему что - то пообещал, и на этом дело кончилось. Сажали кукурузу в неподготовленную почву, вручную. Квадраты получились ровные, точные. Пришло время их обрабатывать. МТС не помогла. Люба - к председателю, а тот на нее даже голос повысил: «Кукуруза - это баловство. Сейчас свеклу шаровать надо!»

Сорняки заглушили молодые кукурузные посевы. Их убирало не звено, а те, кого назначил бригадир.

- А у нас звенья постоянные, - подчеркивает Маша. - У нас все звено за кукурузу держится. Всему учет ведет: и затраченным трудодням и урожаю. Угадайте, девушки, сколько моя семья только в порядке дополнительной оплаты получила кукурузы?

- Наши колхозники по радио слыхали, - сказала агроном Шура Уварова, - но не все поверили.

- А я в тот день радио не слушала, - заметила Дорофеева. - Скажи, Маша, сколько? Должно быть, тонну.

- Нет, подымай больше. Целых пять тонн зерна получили.

- Счастливая, - задумчиво произнесла Клава. - А нашим девушкам ничего не пришлось получить. Звено распалось, урожай обезличили.

На улице льет холодный дождь. Он барабанит по крыше, порывисто стучится в окно, а за перегородкой, во второй половине избы, не умолкает девичий звонкий голосок:

- Она пришла... Она пришла на площадь эту...

И хотя на дворе стоит непогодь и солнышко уже не показывалось четвертый день, но всходы уже вырвались на поверхность и тянутся к небу. Смотришь на них и веришь, что кукуруза, несмотря ни на что, победит ненастье и выбросит к свету свой ярко - зеленый стебель «в четыре метра высотой».

От опытных посевов кукурузы, на которых учились и колхозный агроном Лев Ходанович, и молодая звеньевая Клава Дорофеева, и первый алексеевский кукурузовод дед Афоня, должанские колхозники перешли к производственным посевам.

К осени не один, а сотни тысяч стеблей поднялись «в четыре метра вышиной» на площади восемь тысяч гектаров.

Корма колхозному скоту будет вдоволь. Для хранения силоса созданы настоящие облицованные траншеи. Если вытянуть в одну линию все силосные сооружения, возведенные в колхозах Должанского района, то длина их будет равна нескольким десяткам километров.

Пятьдесят километров силосных сооружений!

- Вот в этих траншеях, - показывает рукой Ходанович, - будут храниться только стебли и листья, а вон в тех, что поближе к свиноферме, будут силосоваться початки, убранные в стадии молочно - восковой спелости. Одним словом, мы боремся за раздельное силосование.

Слово «раздельное» юноша произносит с ударением, как бы подчеркивая этим, что в колхозе «Путь Ленина» придают большое значение новому способу хранения кукурузы и что он считает «молочное зерно» таким же ценным зерном, как и спелое.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены