Загадка замка Карентин

Петер Адамс| опубликовано в номере №1239, январь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Я не глупая особа, – возразила возмущенная Патриция.

Фишер не удостоил ее внимания.

– Позвольте мне удалиться, миледи? Перед ужи ном я обычно прочитываю несколько страниц Библии. – Фишер поклонился и вышел свойствен ной ему гордой походкой.

Патриция опустилась на стул, достала носовой платок и начала сморкаться, что было признаком приближающихся слез.

– Могу голову дать на отсечение, что мое подозрение оправданно. Я обладаю здоровым чутьем.

– Оставь свою голову в покое, а то действительно потеряешь ее. Это подсказывает мое здоровое чутье, – сказала Дороти, дав понять, что разговор окончен, и вышла в парк.

С заходом солнца стало так же прохладно, как утром, и она приказала Патриции зажечь в спальне камин.

Вечером Дороти отказалась от обычной игры в карты и сразу же удалилась в свою комнату. В Уолсе она приобрела несколько книг и собиралась почитать в тишине.

Еще не было и десяти часов, когда Дороти отложила в сторону роман Фолкнера «Мошенники» и, усевшись перед туалетным зеркалом, намазала лицо ночным кремом. Настроение у нее было чудное. На что бы она ни смотрела: на свое отражение в зеркале, серебряную сигаретницу, горящий в камине огонь или светлое пятно на стене, где раньше висел портрет ее усопшего мужа, – повсюду ей казалось, что невидимая рука выводила: «Двести десять тысяч фунтов стерлингов; единственная наследница – Дороти Торп». Она удовлет воренно вздохнула. Ей казалось, что стоит лишь глубоко втянуть в себя воздух, чтобы сразу же стать невесомой и вылететь через окно на улицу. Так легко было у нее на душе.

Вскоре Дороти легла в постель и погрузилась в глубокий, здоровый сон человека, совесть которого не отягощена грехами, даже если он и совершил проступки, которые не согласуются с десятью заповедями и тринадцатью тысячами семьюстами восемнадцатью параграфами английского уголовного кодекса.

Ей снилось, как покойный муж щекотал в ее носу ершиком для чистки трубки. Хихикая, он говорил, что его смерть обойдется ей дорого. Несколько раз чихнув, она наконец проснулась.

В комнате стоял едкий дым. Не успела она еще прийти в себя, как в углу, где находился камин, раздался страшный грохот. В него свалились камни. Тлеющие угли глядели из темного угла, как алые глаза, языки красного пламени разгорались, сливались и ползли все ближе к кровати Дороти.

Не понимая, что происходит, она уставилась на огонь. Наконец, придя в себя, выпрыгнула из кровати и побежала к двери, судорожно нащупывая ручку и ключ. Скоро ей удалось обнаружить ручку, но ключа на месте не было. И как она ни дергала, дверь не открывалась.

Дороти начала барабанить кулаками по двери, кричать во весь голос, но никто не откликнулся.

Между тем пламя уже лизало сервант слева от камина, загорелась портьера.

Дороти метнулась к окну и открыла его. Воздух освежил ее, но и помог разгореться пламени, которое разрасталось с угрожающей быстротой. Помещения старого замка были в основном отделаны деревом, и поэтому не потребовалось бы и получаса, чтобы он весь сгорел.

Дороти снова закричала, но ответом было безмолвие. До земли было метров шесть-семь. Дороти влезла на подоконник и хотела выпрыгнуть, но, взглянув вниз, поняла, что окончательно погибла. Под окном лежала борона, зубцы которой, словно зубы акулы, только и ждали ее. Ведь борона обычно лежит у ворот, мелькнуло в голове. Как же она оказалась под моим окном?

– Помогите! – крикнула Дороти в ночную тьму. Ей показалось, что она слышит далекий шум мотора. Неожиданно она увидела Фишера. На нем была длинная ночная рубашка, но, как всегда, он был полон достоинства. Даже пожар не мог вывести его из равновесия.

– Какой пожар, просто жуть, – сказал он степейно. – Сейчас прибудут пожарники.

Повернувшись к Дороти спиной, он ушел, оставив ее/ у окна. Через некоторое время Фишер вновь появился с пальто в одной руке и лестницей в другой. Леди Торп уже готова была броситься и на борону: полкомнаты было объято огнем. Фишер не спеша приставил лестницу и, когда полуживая от страха Дороти спустилась, с невозмутимым видом протянул ей пальто.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Жильцы

Рассказ