Загадка замка Карентин

Петер Адамс| опубликовано в номере №1239, январь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Первое время все было тихо и ничто не грозило нарушить мир в замке Карентин. Резиденция Торпов – смешение по крайней мере трех-четырех архитектурных стилей – представляла собой трону тое временем, неприглядное здание, которому мож но было лишь пожелать стать жертвой землетрясения. Поскольку духи уже длительное время сопротивлялись и не выполняли в нем свои обязанности наводящих ужас призраков, то и в этом отношении все было спокойно.

Даже погода, которая до этого была туманной, пасмурной и дождливой и тем самым климатически обусловливала преступления, и та одумалась. Небо прояснилось, весеннее солнце сияло как свеженачищенная латунная лампа: ночи были теплые, на кустах и деревьях лопнули клейкие почки, и желтоватая, почти прозрачная зелень появилась на ветвях.

Фишер, стремясь привести парк в должный порядок, работал с утра до ночи. Он так старательно выполнял свои обязанности,, что даже экономка дома Патриция Хайсмит вынуждена была признать, что новому садовнику нельзя отказать в прилежании и усердии.

– С этим я согласна, – говорила она, – но со всем

другим нет.

Дороти, которая сидела с ней за карточным столом в зале, сказала:

– Тебе ничего не нравится из того, что я приобретаю. Идет ли речь о таксе Аполло, или о велосипеде, который я купила на прошлой неделе, или о новом садовнике.

– Вы смеетесь надо мной. Но разве я не оказывалась всегда права? – парировала полная да ма. – Велосипед стоит в гараже разбитый, и вы нажили себе за один месяц больше врагов, чем за последние десять лет. И в отношении Фишера, который выдает себя за садовника, я окажусь права. И если я, бедная вдова, говорю, что он разбойник, головорез, убийца и поджигатель, то говорю правду, и только правду, клянусь честью – В знак своего глубокого убеждения Патриция подняла вверх три пальца и озабоченно спросила:

– Вы действительно убеждены в том, что не осталось других наследников?

– Я прожила с этим слабоумным пьяницей двадцать девять лет, семь месяцев и двенадцать дней, и, наверно, мне лучше знать, что я единственная наследница. Конечно, не исключено, что может появиться какой-нибудь вымогатель, чтобы отобрать у меня часть заработанного столь тяжким трудом состояния. Но ты знаешь меня: он не получит ни единого шиллинга.

– Когда будет вскрыто завещание?

– Сразу же, как только этот Локридж, который выдает себя за адвоката и постоянно ездит в Лондон в поисках непристойных развлечений, опять вернется в Уолс. Я надеюсь, что это произойдет уже завтра.

Патриция, которой обычно даже на безоблачно-голубом небе виделись облака, на этот раз решилась защитить адвоката.

– Когда лежишь на операционном столе, то я бы не назвала это развлечением. – И после некоторого раздумья она добавила: – На всякий случай я включу вас сегодня вечером в свою молитву, чтобы вы были единственной наследницей.

– В таких делах человеку не поможет никакой бог. Он должен сам знать, как себе помочь. – Дороти кивнула в сторону книжной полки. – Видишь книгу профессора Стюарда «Наиболее известные в миро вой истории случаи убийств путем отравления, которые никогда не были доказаны»? Ты даже не представляешь себе, что можно натворить с по мощью нескольких грибов или банки порошка для уничтожения насекомых.

Патриция посчитала христианским долгом осе нить себя крестом.

– Нет, миссис Торп, это нехорошо. Такому, как Фишер, можно разрешить все, потому что он по натуре преступник. Но даме вашего положения не должны приходить в голову такие мысли.

– Нам надо в ближайшее время обязательно отремонтировать камин в моей комнате, – ответила на это Дороти Торп. – При сильном ветре из трубы в огонь падают камни. Так можно однажды ночью и сгореть заживо.

– Я видела, как он делал почтовые конверты. – Патриция не давала сбить себя с толку. – Он делал их с такой ловкостью, что я ужаснулась.

– Что он делал? – спросила Дороти удивленно.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены