Забастовка

И Эенбург| опубликовано в номере №337, январь 1941
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отрывок из романа «Падение Парижа»

В романе «Падение Парижа», над которым я теперь работаю, я хочу показать жизнь Франции накануне последней войны и во время войны, социальные и психологические причины разгрома. Роман начинается с победы народного фронта и заканчивается оккупацией Парижа. В романе будут три части. Первая часть уже написана. Работу над книгой я предполагаю закончить в 1941 году.

Отрывок, который печатает «Смена», относится к лету 1936 года, когда по всей Франции прокатилась волна забастовок.

В субботу рабочие не стали на работу.

Восемнадцать тысяч собрались во дворе, перед литейным цехом.

- Кто против, подымите руку.

Были среди рабочих малодушные, которые уговаривали не бастовать: они боялись попреков домашних, голода, разгрома. Но теперь, когда надо было перед всеми признаться в трусости, они уныло молчали; не поднялась ни одна рука.

Двинулись к воротам. Тогда раздался звонкий голос Мишо:

- Товарищи, стой!... Не уходи!...

Он стоял на грузовике и, поднеся ко рту рупор, кричал: «Не уходи!», - и как эхо, со всех сторон откликались голоса: «Не уходи!»

- Товарищи, если мы уйдем, они наберут желтых. Мы должны остаться на заводе, здесь ночевать, здесь жить - сутки, недели, месяц, - пока не победим.

Раздались изумленные крики: никто еще нe понимал, о чем говорит Мишо:

- Вот так забастовка!

- А жрать что будем?..

- Все равно полиция выгонит... Мишо продолжал кричать в рупор:

- Вопрос о продовольствии разрешит комитет. Никто нас отсюда не выгонит: руки коротки! Надо расставить посты. Не подпускать провокаторов. Господа из дирекции могут уйти домой, назад мы их не впустим. Это, правда, товарищи, что такой забастовки не было. А мы покажем.

Приятель Мишо, молоденький токарь Жано, влез на крышу корпуса, где помещалась дирекция, и повесил красный флаг. Он крикнул с крыши:

- Знамя над крепостью!...

Весь день толпы народу стояли на набережной и на улицах, прилегавших к заводу. Три тысячи полицейских в боевых касках, с противогазами, готовились к штурму. Правительство, однако, колебалось, и полицейские отводили душу на женах забастовщиков, которые пытались пробраться к воротам, или на случайных прохожих. Вечером женщины все же прорвались к заводу. Они принесли хлеб, колбасу, сыр, вишни, вино; некоторые притащили мячи для футбола, шахматы, книжки, гитары. Мать Жано принесла яйца и подушку. Жано вместе с другими влез на забор, а мать кричала ему снизу:

- Ты что придумал, бесстыдник? Иди домой спать!

Жано сконфуженно улыбался.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены