За власть советов

Григорий Коваль| опубликовано в номере №721, июнь 1957
  • В закладки
  • Вставить в блог

В грозные годы опасности, нависшей над молодой Советской республикой, на защиту завоеваний революции поднялись десятки тысяч рабочих и крестьян Дальнего Востока. Немеркнущей славой овеяны боевые знамена приамурских и уссурийских партизан, навсегда останутся в памяти нашего народа и штурмовые ночи Спасена и волочаевские дни - В партизанских и красногвардейских отрядах, созданных Коммунистической партией, сражались тысячи молодых патриотов, чьи героические дела, достойные легенд и песен, вписаны в замечательную летопись истории гражданской войны.

Нашей советской молодежи, наследнице славных революционных традиций, посвящаю я свои воспоминания о партизанах - дальневосточниках.

Партизан Сенька

За селом на опушке леса пять партизан отряда Гармашева несли полевой караул. Уже давно стемнело. Над тайгой лежала узкая полоска латунной октябрьской зари. Было тихо. Сидевшие в валежнике партизаны говорили шепотом.

Сенька Бальбот, шестнадцатилетний доброволец, накрыв голову старой отцовской тужуркой, курил.

- Смотри, Сенька, влепят они тебе пулю прямо в цигарку! Да и не порядок курить в карауле, - говорил старший.

- Ничего, кругом кусты. Да беляки теперь спят. Им во как всыпали, дай бог за ночь очухаться!

Затушив цигарку, Сенька повернулся к говорившему:

- Не только беляки да японцы, - мой батя, пузач - фельдфебель, и то, поди, дрейфит...

- Утром, сказывали, пленных колчаковцев захватили. Гляди, еще и встретишься с папаней.

- Шкура барабанная - батя мой, - хмуро сказал Сенька. - Как нацепил ему царь за службу при дворце в Семеновском полку крестов да медалей, да как сделали из него подпрапора, такой зверюга стал, куда там!... Мать говорила, проклял меня отец, когда узнал, что я ушел к красным.

К рассвету навалился туман. Дозорные чутко прислушивались к малейшему шороху.

- Идут! Обходят с фланга!

Подхватив карабин, Сенька кубарем скатился с косогора и скрылся в тумане.

Через полчаса на левом фланге ударили пулеметы, заработала батарея, заухали шестидюймовки бронепоезда. Колчаковцы пошли в наступление. Но им не удалось захватить партизан врасплох. Отряд Погорелова обошел врага с правого фланга, мой отряд зашел противнику в тыл. Завязался бой.

К полудню, оставив более двухсот убитыми и ранеными, колчаковцы отступили к Хабаровску.

... Сенька Бальбот после горячего боя сидел у станционной сторожихи Власьевны и пил молоко, закусывая мягкими шаньгами.

- Да ты хоть бы умылся, сердешный. Ровно медведь...

- Некогда, тетушка... Вот белых побьем...

Власьевна сквозь слезы стала рассказывать, как белый фельдфебель повесил стрелочника, как казаки надругались над его женой...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены