Возвращение Джона

Уильям Дюбуа| опубликовано в номере №760, январь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Читателям «Смены»

Мой правнук, которому недавно исполнился год, наверняка присоединился бы к приветствию своего прадеда по случаю опубликования в «Смене» рассказа о двух Джонах. Рассказ этот я написал много лет назад, когда еще не было на свете ни правнука, ни его матери, которая приходится мне внучкой. Она одно время училась в школе в штате Джорджия - на родине двух Джонов, и ей нравилось то, что я написал. Это был чудесный край, но там жили плохие люди. Негры находились у них на положении рабов и после того, как белые пытались завоевать для них свободу. Чувство ненависти и злобы не ослабевало. Вот так и произошла трагическая история, положенная в основу моего рассказа. Я надеюсь, что ваша страна навсегда избежит таких отношений между людьми - отношений, которые приносят смерть и бедствия, а не жизнь и счастье.

Автор публикуемого рассказа Уильям Дюбуа - выдающийся историк и писатель, один из основоположников негритянской литературы в Соединенных Штатах Америки. Большой популярностью пользуются его книги «Душа черного народа», «Темная вода», роман «За серебряным руном» и другие произведения, проникнутые любовью к трудовому народу и ненавистью к его угнетателям.

Недавно Уильяму Дюбуа исполнилось девяносто лет. Несмотря на преклонный возраст, он полон энергии и новых творческих замыслов. За свои демократические, свободолюбивые устремления писатель не раз подвергался преследованиям у себя на родине, но это не сломило его волю, не поколебало веру в могучие силы народа. Являясь членом Всемирного Совета Мира, он решительно выступает против агрессивной политики поджигателей войны.

Карлисл-стрит тянется на восток от центра Джонстауна, через большой черный мост, вниз по склону холма, затем опять вверх на холм, мимо небольших лавчонок и мясного рынка, мимо одноэтажных домишек, заканчиваясь неожиданно обширной зеленой поляной. На западной стороне этой поляны возвышаются два огромных строения - это Институт Уэллса для негров.

Если из вечера в вечер наблюдать за студентами, когда они идут в столовую института ужинать, то легко можно заметить, что один из них всегда идет последним. Это Джонс. Высокий, угловатый парень с светло - коричневым лицом и курчавыми жесткими волосами, он шагает неровной, развалистой походкой. В тихой столовой его появление вечно вызывает волну веселья: он входит в нее уже после того, как прозвенел звонок. Достаточно раз взглянуть на этого парня, чтобы почувствовать к нему симпатию: его лицо постоянно озаряет широкая, добродушная улыбка, а открытый взгляд выражает полное удовлетворение всем, что его окружает.

Джон Джонс приехал в институт из Алта-махи, расположенной далеко, на самом юге штата Джорджия, где море тихо напевает пескам и где пески постепенно исчезают под водой, поднимаясь то здесь, то там над поверхностью в виде длинных низких островков. Белое население Алтамахи считало Джона «хорошим парнем». О нем всегда говорили как о прекрасном работнике за плугом, незаменимом на рисовых плантациях и всегда добродушном и почтительном. Но, когда узнали, что мать хочет послать Джонса учиться, возмутились:

- Это испортит парня наверняка!

И все же Джонс уехал. Почти половина черного населения города провожала его на станцию. Все пожимали ему руку, девушки застенчиво целовали на прощание, а парни хлопали по спине.

Поезд мчал Джонса в глубь материка по широким равнинам, мимо карликовых пальм саванны, мимо хлопковых плантаций, и вот он очутился в сердце шумного, суетливого Джонстауна.

А те, кто провожал его в Алтамахе, теперь часто повторяли одно и то же: «Когда Джон вернется...» Какую они устроят тогда вечеринку! Какие будут речи в негритянской церкви! Может быть, будет построена новая школа и Джон станет в ней учителем. Может быть, даже отпразднуют веселую свадьбу. Все это непременно будет, когда Джон вернется.

Сначала Джона ждали на рождество, но каникулы оказались слишком короткими, и он не смог приехать; потом ждали его летом, но времена были трудные, а учение стоило дорого, и вместо того, чтобы уехать домой, Джон поступил на работу в Джонстауне. То же повторилось на другое лето, а потом и на следующее. Друзья его детства рассеялись кто куда, мать поседела, сестра выросла и поступила в дом местного судьи служанкой, а легенда продолжала жить: «Когда Джон вернется...»

Буквально такие же слова можно было слышать и в доме судьи. В этой семье тоже был Джон - светлоголовый юноша с белым, выхоленным лицом, который в детские годы нередко играл со своим черным тезкой.

Широкоплечий, седоволосый судья каждое утро, когда приходил на почту за корреспонденцией, начинал разговор с начальником почты об одном и том же.

- Да, сэр! - говорил он. - Мой Джон учится в Принстоунском университете, сэр! Он покажет этим северным янки, чего может добиться южный джентльмен!

А вернувшись домой с письмами и пачкой газет, обращался к служанке:

- Да, Дженни, а как ваш Джон? - И тут же добавлял: - Очень жаль, что твоя мать послала его учиться: это его испортит!

Девушка - негритянка только удивлялась, слыша такие речи.

Итак, в этом отдаленном южном городке люди ждали возвращения двух молодых людей, как - то смутно мечтая о тех событиях, которые произойдут после их приезда. Но примечательно то, что редко кто думал одновременно об обоих молодых людях, ибо негры думали об одном Джоне, о чернокожем, а белые - о другом Джоне, сыне судьи.

А мы, студенты института, долго не могли понять Джона Джонса. Он казался нам сырой глиной, которая не поддавалась никакой лепке. Всегда такой шумный и безалаберный, любящий петь и смеяться, он ничем не мог заняться серьезно. Джон не знал, как овладевают науками, понятия не имел о том, что все нужно доводить до конца. Глядя на его медлительность, беспечность и крайнее добродушие, мы недоумевали.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Перед большим боем

Глава из романа «Нам покой только снится»