Возвращение Джона

Уильям Дюбуа| опубликовано в номере №760, январь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Примерно через месяц после открытия негритянской школы в Алтамаху вернулся другой Джон, высокого роста, веселый, своенравный блондин. После этого на Мейн - стрит часто можно было видеть судью, гуляющего вместе с сыном. Это была достойная картина: судья гордился так, словно не сын, а он сам окончил университет, а сын брел со скучающим видом, не скрывая своего презрения к провинциальному городишке: он мечтал о Нью - Йорке. А между тем самой честолюбивой мечтой старого судьи было видеть своего сына мэром Алтамахи, членом законодательного собрания штата и, быть может, даже губернатором Джорджии.

Между отцом и сыном дома нередко разгорались горячие опоры.

- Боже милостивый, папа, - говорил сын, закуривая сигару, - неужели ты думаешь, что такой человек, как я, может навсегда застрять в этом забытом богом городишке, где нет ничего, кроме грязи и негров?

- Да, я так думал, - отвечал судья лаконично. Судя по его лицу, внезапно ставшему суровым, можно было ожидать, что он добавит что - нибудь более решительное, но тут начали подходить соседи, желавшие засвидетельствовать свое почтение сыну.

- Вы не слыхали, как Джон подогревает черномазых в своей школе? - спросил начальник почты, как только вошел в гостиную.

- То есть как это подопревает? - спросил судья строго.

- Особенного, конечно, ничего такого нет. Главное, он дерет нос. Мне передавали, что он уже говорил ученикам о революции, о том, что все люди должны быть равны... ну, и прочее такое. По - моему, этот черномазый становится опасным.

- Вы сами слышали?

- Я - то нет. Но Сэлли, моя дочка, рассказывала матери. Да, собственно, зачем еще надо слышать? Если черномазый обращается к белому человеку и при этом не величает его «сэр», то из этого уже видно...

- А кто такой этот Джон? - перебил сын судьи.

- Ну как же, тот самый черный Джон, сын Пегги, с которым ты дружил в детстве, - пояснил судья.

Лицо молодого человека вспыхнуло от гнева.

- Ах, да, - сказал он, рассмеявшись, - это тот черномазый, который недавно в Нью - Йорке втерся в театр и уселся рядом с девушкой, которую я сопровождал!

Судья не стал слушать дальше: сегодня весь день его все раздражало. Выругавшись про себя, он быстро встал, схватил шляпу и трость и помчался и школу.

... Джону пришлось много поработать, прежде чем он наладил дело в старой, полуразвалившейся лачуге, отведенной под школу. Негритянское население разбилось «а два лагеря: одни были против Джона, другие - за него; родители смотрели на все безучастно; дети приходили в школу грязные, с опозданием; ни учебников, ни карандашей, «и аспидных досок у них не было. Но Джон взялся за работу с упорством, и уже появлялись какие - то проблески надежды, что все наладится. Дети свыкались со школой, реже пропускали уроки, одевались опрятнее...

Урок чтения в младшем классе был в самом разгаре, когда распахнулась дверь и послышался окрик:

- Джон!

Школьники вздрогнули. Учитель обернулся и увидел в дверях злобное, красное лицо судьи.

- Джон, - повторил, свирепея, судья, - школа закрывается! Вы, ребята, ступайте домой и принимайтесь за работу! Белые люди Алтамахи не станут сорить деньгами ради того, чтобы черномазым вбивали в голову разные бредни! Убирайтесь вон все до одного! Я сам запру помещение.

... После внезапного ухода отца сын бесцельно слонялся из угла в угол. Он ничего не находил в доме, что могло бы заинтересовать его: книги были старые, давно прочитанные, местные газеты до тошноты скучные, а женщины разбрелись по своим комнатам - кто с головной болью, кто с шитьем. Он попытался заснуть, но в комнате было слишком жарко, и он решил прогуляться.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Перед большим боем

Глава из романа «Нам покой только снится»