Воспитание бойца

И Зернов| опубликовано в номере №307, июль 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из записной книжки заместителя политрука подразделения капитана Володина N - ской артиллерийской части Московского военного округа ... Курсанты пришли с обеда. Школа части снова ожила. Группа курсантов продолжает какой - то интересный, видимо, начатый еще в столовой, разговор. Двое беседуют у географической карты. Часть курсантов нашего радиовзвода, в том числе и я, сидела в ленинской комнате. Мы говорили о Кренкеле, знаменитом радисте дрейфующей станции «Северный полюс». Прервал нас дежурный по школе:

- Зернов, к военкому!

Военный комиссар тов. Быстров встретил меня очень приветливо:

- Здравствуйте! Садитесь. Будем беседовать... Известно ли вам, тов. Зернов, решение Центрального комитета партии об установлении в Красной Армии должностей заместителей и помощников политруков?

Подробно ознакомив меня с решением ЦК ВКП(б), военком спросил меня:

- Если вас утвердят заместителем политрука школы, что вы скажете?

Вопрос застал меня врасплох. Правда, опыт политической работы у меня был. До армии я работал секретарем райкома комсомола од - Его из районов Ярославской области. В школе части был избран секретарем президиума комсомольской организации. Но все же теми навыками, которые нужны для самостоятельной политической работы в армии, я еще не обладал.

Конечно, проще всего было выйти из положения, сказав: «Я подумаю». Но чего же тут, собственно говоря, размышлять, когда и так все понятно. Партия требует, - значит, нужно.

Я ответил:

- Согласен, товарищ военный комиссар.

Как - то в перерыве между занятиями я зашел в курилку. Народу - не протолкнешься. Смех, говор, шутки. Смотрю: курсант Зимников, обычно веселый и общительный паренек, стоит в стороне и уныло вертит свою закрутку. Вижу: грустит курсант. С чего бы, думаю. Вспомнил, что недавно раздавали письма. Подошел к Зимникову, разговорились. Действительно, курсанта расстроило письмо из дома. Семья его - в колхозе. Живут хорошо, но кое в чем все же нуждаются. Выяснил, что льготами, предоставленными государством семьям красноармейцев, семья Зимникова не воспользовалась. Предложил ему написать докладную на имя политрука.

Так и сделали. Докладную передал политруку, тот отнес ее комиссару части. Через несколько дней Зимников примчался сияющий и оживленный. Получил из деревни письмо, в котором сообщалось, что семье предоставили льготу...

Случай с Зимниковым заметно поднял мой авторитет в подразделении. С заявлениями ко мне стали обращаться и другие. Пришел курсант Демченко. Уезжая в Красную Армию, он не смог получить на своем предприятии причитающихся ему сверхурочных. Помог парню. Отнес его докладную политруку. Через прокурора добились уплаты сверхурочных.

. Решил приналечь на самообразование. Столько вопросов каждый день задают! Не успеваешь и отвечать. Взял в библиотеке трехтомник Ленина - Сталина. Засел за эти книги основательно. Прочел «Поднятую целину», «Хлеб». Попросил разрешения съездить домой, в деревню Крюково: там у меня много книг осталось. Привез всю свою домашнюю библиотечку. Соседи по койке, увидев книги, попросили почитать. Охотно дал. Учел, что специально в библиотеку, может быть, кое - кто и не пойдет, а если у соседа книгу увидит, да еще интересную, обязательно, попросит. Стал пополнять свое книгохранилище.

Скоро чуть ли не весь взвод стал абонироваться в моей «публичной библиотеке».

Очень тревожусь за Шаренкина и Селезнева. Большинство курсантов радиовзвода неплохо успевает в политической учебе, а эти двое всегда забывают, ответить групповоду толком не могут.

Вчера с Шаренкиным разговаривал часа полтора:

- Почему отстаешь по политподготовке?

- Память плохая. Не успеваю всего запомнить.

- А конспект умеешь составлять?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Лицо врага

Из записок следователя