Великий реалист

Юлия Нейман| опубликовано в номере №282, июнь 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ехать на город Репина соблазнил сосед по мастерской Савицкий. Окликнув приятеля в шумном по - весеннему коридоре Академии, Савицкий так вкусно рассказал о невских видах, что Репин не выдержал и сдался.

Ехали по Неве пароходом. Причудливые лестницы сбегали в зелень. Клумбы пестрели цветами. Дачницы, в толковых платьях и ярких шляпах, были так большие цветы. Столько солнца, такое пиршество красок, что Репин не жалел о дне, потерянном для работы.

- Однако что это такое движется сюда? - спросил он у Савицкого. - Вон то, темное, сальное, какое - то коричневое пятно? Что это ползет на наше солнце?

- А это бурлаки бичевой тянут...

Пятно увеличивалось, вытягивалось, очертания его яснели. Много лет спустя Репин вспоминал: «Приблизились... О боже, зачем же они такие грязные, оборванные? У одного разорванная штанина по земле волочится и голое колено сверкает. У других локти повылезли, некоторые без шапок, рубахи - то, рубахи!... Лица угрюмые, иногда только сверкнет тяжелый взгляд из - под пряди сбившихся волос. Лица потные, блестят... Вот контраст с этим чистым, ароматным цветником господ...»

Это выло в 1868 году. Пять лет спустя публика на выставке восхищалась и возмущалась новой, небывалой, не мыслимой до сих пор в России картиной. Полотно было длинное, слишком длинное, как уверяли иные. Вдоль берега, рыжего от заходящего солнца, надрываясь, тянули лямку бурлаки. Одиннадцать фигур, одиннадцать лиц, каждое из этих лиц - повесть.

Лет на 20 до этого какой - нибудь питомец Академии художеств, не утративший еще окончательно в душных мастерских любви к природе, мог тоже попасть за город и вдохновиться. Но с уверенностью можно оказать, что для своей картины он избрал бы другой сюжет, он изобразил бы нарядных людей, отдыхающих на лоне природы, солнце, довольные лица - милый, невинный жанр...

Иную вещь создали бы на этом же материале художники более позднего времени - такие, как Мясоедов, Журавлев, Перов. Они не преминули бы воспользоваться соблазнительным контрастом. Рядом с грязными бурлаками они непременно поместили бы сытых, нарядных, розовых господ.

Это облегчило бы задачу, подменило бы живопись логическим доводом.

Художники этого склада пренебрежительно относились к мастерству.

Технические погрешности картин Журавлева, Мясоедова, Морозова с трудом оправдываются высокой целью, которую ставили перед собой живописцы.

Эти художники жили в кипучее время, в годы пробуждения общественного сознания, брожения умов, растущего протеста против самодержавия. Революционное движение 60 - х годов возглавляла мелкобуржуазная интеллигенция, в лучшей и большей своей части выражавшая недовольство крестьянства самодержавным строем.

Эпоха выдвинула людей нового оклада: разночинцев Добролюбова, Писарева, Чернышевского. Эти люди предъявляли к искусству новые требования: искусство должно изображать жизнь, объяснять жизнь, главное в искусстве - не красивая форма, а тема, содержание.

Молодые художники 60 - х годов зачитывались Чернышевским. В «Эстетических отношениях искусства к действительности» Чернышевский писал: «Действительность не только живее, но и совершеннее фантазии. Образы фантазии - только бледная и часто неудачная переделка действительности».

Художники 60 - х годов, те, что впоследствии названы были передвижниками, понимали эти слова буквально. Они подчинялись случайностям природы, копировали ее по мере сил своих. Они были натуралистами.

Не так работал Репин.

Для того чтобы написать «Бурлаков», Репин провел лето на Волге. Там он присматривался к лицам, отыскивал характерное и отсеивал случайные, второстепенные детали. Поэтому - то бурлаки Репина и не нуждаются в сопоставлении с нарядными барышнями. Их фигуры говорят сами за себя. Изображая действительность, Репин проникал в нее зорким взглядом художника, осмысливал ее. Он был реалистом.

В «Бурлаках» ученик императорской Академии художеств Илья Репин впервые заговорил полным голосом. 10 лет прошло с тех пор, как робкий юноша прибыл в Петербург с сердцем, полным надежд, и 17 рублями в кармане. Позади было трудное, голодное детство в военном поселении Чугуеве, обучение у топографов, подневольное писание икон.

Репин приехал в Петербург за несколько дней до знаменитого в Академии «бунта» 14 конкурентов. 9 ноября 1863 года 14 питомцев Академии - 14 конкурентов на золотую медаль - отказались писать на предложенную профессорами классическую тему и покинули Академию. Они организовали знаменитую «Артель» - содружество молодых художников, добивавшихся в искусстве жизненной правды. Вдохновителем «бунта», организаторам и душой «Артели» был художник Иван Николаевич Крамской.

Крамской стал учителем Репина в высшем и лучшем смысле этого слова. Да у кого же и было учиться Репину: не у маститого же Бруни, который рекомендовал добиваться красоты композиции расстановкой вырезанных из бумаги фигурок? Как возмутил Репина этот совет! «Разве живая сцена так подтасовывается? Нет, жизнь, жизнь ловить!» И молодой художник ловит жизнь повсюду: на улицах, в горах, на Волге. Законы композиции Репин впервые уразумел не в залах Академии, а в кустарниках на Лысой горе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены