На воде

Семен Нариньяни| опубликовано в номере №282, июнь 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

Лодка вышла из - под тенистых ветвей ивы на середину реки. Ребята набросили веревку на какую - то корягу, а Таня Плотникова посмотрела на солнце и сказала:

- Будь, что будет, а я сегодня должна выкупаться. Насморк - не такая страшная болезнь, чтобы из - за нее упускать последний солнечный день лета.

Был конец августа. У Гриши Посталовского от такого странного предложения заныли кости. Легкая дрожь пробежала по его крепким мускулам, и он процедил по адресу девушки что - то невнятное, но, очевидно, обидное. Петр понял, что друг его начинает злиться, и стал уговаривать Таню отказаться от своей затеи.

- Здоровье - самое ценное благо для человека, - говорил Петр, - и я, как медик, не советовал бы приносить его в жертву мимолетной прихоти...

Петя говорил мягким грудным голосом. Это был по натуре своей доверчивый парень, который мог искренно страдать из - за маленьких неудач своих товарищей по институту. В его хрупком теле жила нежная душа. Девушки прозвали Петра поэтом, хотя он никогда не писал стихов, и часто в своей среде подсмеивались над ним.

- Когда вы поженитесь с Гришей, - говорили иногда подруги Тане, - вашему семейству не придется хлопотать о прописке няни. Петька вспоит и вскормит все ваше потомство своим собственным материнским сердцем.

Петя еще продолжал говорить Тане о всяких опасных болезнях, когда Гриша вдруг пересел на другую скамейку и взялся за весла. Лодка закачалась. Это грубое движение обидело девушку.

Таня, конечно, быстро отказалась бы от своей затеи, если бы ее попросил об этом Григорий Посталовский. Но тот зло молчал.

«Ну, хорошо, - подумала Таня, - я выжму из этого камня пару слезинок. Ты думаешь, - молча пригрозила она Гришке, - что я не решусь влезть в воду, поэтому и молчишь, - смотри же, я тебе докажу обратное!»

И Таня без всякого предупреждения стала снимать с себя майку. Такая решимость девушки сковала у Петьки язык, и он вскрикнул только тогда, когда красивое, здоровое тело Тани поднялось перед ним на корме, обтянутое синим купальным костюмом, и перешагнуло в воду.

Таня плыла по середине реки вниз по течению. Пышные золотистые волосы сверкали на солнце и уходили все дальше и дальше от лодки.

- Поплывем за ней, - предложил Петька, - и втащим ее в лодку. Она же может простудиться!

- Будешь ли ты когда - нибудь парнем? - сказал Гришка своему другу. - Это обыкновенный бабий каприз. Смотри, она даже плывет, как артистка перед зрителями, с гвоздикой в прическе, а ты хочешь, чтобы мы за ней мчались, как кутята.

Гришка говорил, но слова его были неискренними: ему хотелось плыть за любимой девушкой, но он крепился. Гришка боялся прослыть слабохарактерным парнем и поэтому лег на скамейку, чтобы не видеть Тани.

В лодке воцарилось молчание.

Петька посмотрел еще раз на красный пучок гвоздики, уплывавший все дальше от лодки, и прилег рядом со своим другом.

А Таня все плыла и плыла. Холодная вода успокоила ее, злость давно прошла, и девушке хотелось обратно в лодку. Она плыла и ждала, когда, наконец, ее окликнут ребята, когда они вытащат ее из воды и завернут о свои пиджаки.

Но ребят не было. Лодка спокойно покачивалась у коряги, а Таню продолжало нести вниз по течению. Вскоре показался поворот. Течение подхватило девушку и понесло ее к водовороту.

Резкий крик донесся до лодки. Друзья быстро вскочили на ноги и начали отвязывать лодку.

За первым криком ветер донес второй, третий, а намокший узел веревки никак не распутывался.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены