О деньгах, о сберкассе и о «широких натурах»

Е Венков| опубликовано в номере №282, июнь 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я люблю записывать свои встречи, разговоры с людьми. Профессиональная привычка! Каждая моя записная книжка полна записями живой жизни.

Я часто возвращаюсь к одной из своих последних записей - к беседе с молодым стахановцем Петром Любимовым. Чувствовалось, что парня, обычно всегда ровного, веселого, что - то тяготило и мучило...

Петя рассказал мне, что небольшая группка ребят их завода не дает ему прохода. Его обвиняют в скупости, его прозвали «Плюшкиным».

Я давно знаю Петю Любимова. Он первый на заводе перестроил свое рабочее место. План он выполняет всегда на 200 - 250%. Весь цех стал работать по его методу. Заработная плата Любимова и его товарищей увеличилась почти в два с половиной раза. Он зарабатывает до полутора тысяч рублей в месяц.

Можно ли считать его скупым, жадным? Петя, как и многие ребята, приобрел приличную мебель, патефон, книги, велосипед. У него три хороших костюма, летнее коверкотовое пальто.

И этот человек скуп? Обвинение тяжелое. Как - то не верилось в то, что Петр, который - я знал это - любил бывать на концертах, часто посещал музеи, театры, прекрасно одевался, был похож на скупца. Я не видел ничего предосудительного в том, что от каждой получки он откладывал на сберегательную книжку сто - двести рублей.

Но отчего же весь сыр - бор загорелся?

«Мой товарищ Леня Ефимов, - рассказывал Петр, - зарабатывает столько же, сколько и я, но ухитряется так тратить деньги, что обычно к концу месяца начинает «стрелять» по пятерке, десятке рублей у ребят.

Подходит он ко мне и просит одолжить пятьдесят рублей. Я решил не дать, потому что он не вернул старого долга. Ефимов рассердился.

Вынимаю записную книжку и показываю:

«Леня - 50 рублей».

Он еще больше взбеленился: «Значит, товарищу не доверяешь, в книжечку записываешь?»

Он стал распространять слухи, что я «Плюшкин», морю себя голодом и все несу, несу на книжку. Меня так все это возмутило и обидело, что я ему как комсомолец, как товарищ все высказал...

Я сказал, что мне не нравится его образ жизни. Деньги он бросает направо и налево, сотни рублей оставляет в кафе и ресторанах. Покупает в комиссионных магазинах всякую дрянь...

Работает Ефимов хорошо, образцово, а живет беспорядочно.

Совсем недавно он потешил ребят такой выходкой: зашел в магазин ТЭЖЭ, купил за сорок рублей флакон духов и вылил весь флакон на голову. Ребята посмеялись и разошлись.

Он забывает отдавать долги. Он любит всегда приговаривать: «Свои люди - сочтемся». Леня Ефимов считает, что все должны жить по его мерке. Я решил его проучить. Денег ему я не дал. Тогда он стал воем говорить, что Петр Любимов - скупердяй и вообще дрянь.

Некоторые ребята стали коситься, недружелюбно поглядывать, избегать встреч со мной. Саша Егорлицкий при встрече со мной снимает кепи и приговаривает: «Привет вам и вашим семи тысячам, с процентами, господин Ротшильд!» Леня Ефимов со мной совсем не разговаривает...»

Вот что я записал со слов Любимова.

Надо было видеть, как Любимов обо всем этом горячо и взволнованно рассказывал. Он, о котором так много писали в заводской газете, ревниво относился к своей репутации. И вдруг эта ссора из - за денег с товарищем, обидные слухи, возникшие среди ребят, недоверие, настороженность...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены