Вариант Белёвкина

Игорь Дуэль| опубликовано в номере №1470, август 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Есть, конечно! Да и эта немаловажная. Я еще раз в том убедился, когда в поселке Хор, что неподалеку от Хабаровска, разговорился с местным «дедушкой Яковом» — опытным заготовителем из кооперации Андреем Андреевичем Трофимчуком.

День был воскресный, для Трофимчука «присутственный», то есть такой, когда не разъезжает Андрей Андреевич на «Москвиче»-фургоне по соседним деревням и селам, собирая подготовленные сдатчиками мед, мясо или таежную ягоду, но открывает крошечную свою лавочку, дабы каждый житель Хора мог прийти сюда заключить договор, выяснить все про сдаточные цены, словом, вступить в товарно-денежные отношения с кооперативом.

Устроились мы удобно: Трофимчук на традиционном своем продавцовском месте, а я с другой стороны прилавка, подтащив к нему стул. Андрей Андреевич, человек уже пенсионного возраста, похожий лицом на старичка-лесовичка, о службе своей рассказывал охотно и подробно, посвящая заезжего сочинителя во все ее тонкости.

Меня же к концу нашей беседы вот что удивило: почти никто плавному ее течению не мешал. Посетители были крайне редки. Заглядывали в лавочку мимоходом, скорее перекинуться парой слов с хозяином, нежели по делу.

Обратив на то внимание Андрея Андреевича, высказал я соображение, что, должно быть, коммерческая его деятельность продвигается не слишком успешно. Трофимчук кивнул: мол, верно, сегодня денек не. из прибыльных.

Я поинтересовался: в чем причина? Межсезонье, что ли, или нечем торговать жителям Хора?

Андрей Андреевич даже на месте подскочил от несогласия:

— Да вы что! У нас в каждом дворе только свиней по 4 — 5 держат. Создай условия, я бы по одному мясу два-три плана запросто выполнил.

И он подробно стал мне объяснять, в чем суть экономического мышления потенциального сдатчика, то есть, считай, каждого жителя среднего села. Просто за деньги, пусть и немалые, он не хочет отдавать кооператорам продукты своего труда, созданные на подворье. Его и в тайгу, где сейчас грибов и всякой ягоды видимо-невидимо (зверье-то перестреляли, есть «дары природы» некому), только за деньги не выгонишь. Для него главное — товары встречной продажи. Появись сейчас в лавке Андрея Андреевича импортные джинсы, или дубленки, или куртки японские, тут очередь бы на всю улицу выстроилась. За такую обнову никто не пожалеет свинью — даже в неурочное время — зарезать. Вон зимой дали Трофимчуку курток этих 200 штук, так он замучился: столько мяса натащили, складывать некуда.

И говорил Андрей Андреевич со знанием дела, основываясь на немалом своем опыте: дай заготовителю вволю этих товаров для встречной продажи — завалить можно будет край всякой первоклассной пищей домашнего производства.

...Понятное дело, встреча с заготовителем припомнилась мне недаром. Андрей Андреевич видит одну сторону дела, а если взглянуть и на другую, получается нелепейший парадокс. Ведь японцы товары свои поставляют не даром. По большей части в обмен на лес. И вот продаем мы лучшие наши лесные сокровища (видел я однажды, как загружали на лесовоз кедр в бухте Ольга — высшего класса, бревнышко к бревнышку, каждое дерево добрых полтора века росло), на вырученную валюту накупаем курток, а с их помощью добываем у своего крестьянина мясо, мед и прочее, платя ему к тому же немалые деньги (сдаточные-то цены сегодня не грошовые).

И тут представилась мне фантастическая картина. Обеспечили Ивана Ивановича Белёвкина всеми теми мелочами, которых сегодня ему не хватает, создали настоящую рекламу (скажем, остроумные киноролики по две минуты, где ясно показано, в чем отечественная куртка превосходит японскую), дали, наконец, его продукции особое название — не скучное и длинное: изделия Комсомольской-на-Амуре швейной фабрики, — а человеческое, скажем, «куртка Ивана Белёвкина». И вот уже бегут к Трофимчуку соседки, теребят:

— Ты мне этот самый импорт не суй. Подавай вещь серьезную. Если уж в коммерсанты заделался, раздобудь куртку Белёвкина Ивана! Такая одежда нам в самый раз! Дубленку Ивана давай, а мы тебе и мяса, и меду, и ягоды.

А красавцы кедры остаются в отечестве и служат на пользу всему народу, в том числе и мужикам из села Хор. Или покупается за них техника, которую нам пока произвести действительно не по силам.

Вот вам и несущественная проблема — куртки.

Фантастическая картина? А в чем, собственно, фантастика? Ведь уже сегодня в некоторых городах в три кольца обвиваются очередями магазины, где торгуют лучшими товарами местных предприятий. И Комсомольская-на-Аму-ре швейная фабрика прошла добрых девять десятых пути к тому, чтобы работать не хуже заграничных коллег.

Вот и рвется из груди вопль, обращенный ко всем, кто планирует и организует хозяйственную деятельность «трудной промышленности»: помогите Ивану Белёвкину! Помогите! Ведь вовсе не так много надо доделать, чтобы фантастическая картина стала реальностью. Помогите! Это же всем нам во благо.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены