У речки Ключихи

Сергей Каракозов| опубликовано в номере №1408, январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказы

Белое платье

В художественной самодеятельности школы всполошились: постановка «Танцы и песни наших бабушек», что называется, на носу, а большинство актрис еще не имеет старинных платьев. Дали клич по школе — всем - всем порыться в сундуках бабушек, поискать старину.

Елену Архипову, в другое время строгую и немного суховатую в отношениях с бабушкой, ныне не узнать. Она и полы в доме помыла, и половики перетрясла, и хотела было приняться за приготовление обеда. Но бабка, и так довольная ныне старательностью внучки, отстранила ее от печки, прозываемой русской и сохранившейся в доме Архиповых по настоянию той же бабушки, которая и родилась, и выросла на печке, и поныне уверена, что в ней и хлеба лучше удаются, и щи бывают повкуснее.

Елена принимает вид обиженной:

— Ну вот, а говорили, что в ваше время девицы и у печки управлялись...

Бабка не отрицает, что в ее время молодые люди, особенно девицы, имели о многом другое понятие но, зная характер внучки, собирает брови к переносью:

— Ты не юли, егоза, а говори, что тебе нужно... По глазам вижу, что неспроста ластишься.

И Елене доводится идти, что называется, в лоб:

— Бабушка, а у тебя старинная одежда есть?

— Это какая такая старинная? — В голосе бабушки явная обида.— Разве я уж такая старая, чтобы у меня были старинные вещи?

Елена чувствует, что дала промашку в словах, и старается вывернуться из неловкого положения:

— Да разве я сказала, что ты старая? Да если тебя поставить рядом с дедушкой, то еще за молодицу сойдешь.

И бабушка, и внучка хитровато и звонко смеются, а отсмеявшись, понимающе смотрят одна на другую, и вдруг бабушка вздыхает:

— Нет, внученька, в мое время про запас в сундуки ничего не прятали, потому как нечего было прятать.

Елена знает, про какое свое время говорит бабушка. Это когда она в недобрый сорок первый проводила дедулю, тогда бравого тридцатилетнего казака, на фронт, биться с супостатами, а сама взвалила на молодые плечи и дела колхозные, и свое хозяйство с тремя детьми и, как в присказке говорится, стала и бабой, и мужиком... Конечно, старины у бабушки нет и быть не может.

Елена уже начала скисать от предчувствия того, что не выступать ей в концерте школьной самодеятельности, но вдруг бабушка всплескивает руками:

— Да как же это я запамятовала-то! Есть у меня, внученька, платье, есть, давно хотела тебе показать.

При воспоминании о платье бабушка даже молодеет. Морщины у рта разглаживаются, а у глаз, наоборот, собираются в веселые лучики. Бабушка вытирает о фартук руки, хотя они у нее и так чистые, и семенит к заветному для Елены сундуку, приговаривая:

— Есть, есть одно белое платье.

Крышка сундука откидывается так, что хлопает по стене, и вот оно, белое платье, немыслимого для Елены покроя, с какими-то буфами на плечах и с напуском в талии.

— Мода была такая... строгая и гордая...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Наша главная команда

Продолжение. Начало в № 1

Шаги к присяге

Девять парней одного призыва. Глава первая